Не нужно говорить о том, что развал Советского Союза имеет знаковое, можно сказать, эпохальное влияние на современный нам мир – пожалуй, его распад сказался на мировой истории даже больше, нежели само его создание. В те годы многие западные интеллектуалы, выразителем мнения которых волею судеб стал знаменитый американский политолог Френсис Фукуяма, решили, что вот она – конечная точка мировой истории. Приятно им было думать, что теперь-то либеральная демократия и капитализм воцарились на большей части того, что ещё недавно было главной угрозой для этой самой либеральной демократии и капитализма. Разумеется, здесь сказались не только идеалистические соображения – под господством во всем мире демократии и капитализма, подразумевалось, естественно, господство США – недаром 90-е зовутся в Америке “тучными”. Однако не все политологи и интеллектуалы попали под самообман “мира во всем мире”, связанный с американской гегемонией и выраженную в “конце истории”. С. Хантингтон, известный американский мыслитель, в своей статье в Foreign Affairs в 1993 году взбудоражил весь Западный мир. Взбудоражил и заставил задуматься. Статья носила название “Столкновение цивилизаций?”. 

Именно так, с вопросом. Однако, как это часто бывает, резонанс образовавшийся послеопубликования его работы, дал стимул развить его идею до полноценного научного труда, который называется “Столкновение цивилизаций”. Именно так, уже без всяких вопросов и предположений, которые читались даже в названии исходной статьи, послежившей источником и отправной точкой для создания книги.
Думаю, детально объяснять  то, о чем книга, не стоит – уж столь она нашумевшая и цитируемая (даже в школьных пособиях по обществознанию), да и название говорит само за себя.  Поэтому вкратце: Хантингтон начинает свою книгу с того, что вступает в полемику с идеями как “Конца истории” Фукуямы так и с концепцией “всеобщего хаоса”  Бзежинского, после чего, опираясь на исследования знаменитого британского историка и философа Арнольда Тойнби, пишет о том, что цивилизации никуда не исчезали. Просто ХХ век несколько сместил акценты с межцивилизационного и, прежде всего, межнационального соперничество, на межъидеологическое. Теперь же, в конце 20-ого века все возвращается “на круги своя”, однако уже на новом, более глобальном уровне – если в веке 19-ом борьба шла, прежде всего между национальным игосударствами, то теперь, в конце 20-ого и начале 21 веков борьба выходит на принципиально новый, и, по мнению Хантингтона, высший уровень – борьбу между цивилизациями. Опять таки, идя вслед за Тойнби, Хантингтон выделил следующих участников раздела мирового пирога в ХХI столетии: это  Западная, Православная, Латино-американская, Исламская, Синская, Индуистская, Буддистская, Японская, и, возможно, Африканская. Не много, ни мало – девять сторон, которые сойдутся, по мнению американского политолога в смертельной схватке за исчезающие ресурсы нашей планеты. Конечно, не все цивилизации равноудалены друг от друга, кроме того, как указывает Хантингтон, в эпоху, как он считает, упадка Запада (и это написано после 5 лет после краха СССР!), большинство цивилизаций объединится, дабы сокрушить этого мощнейшего политического игрока на мировой арене, а также отомстить за былые времена притеснений и колонизации.
Таким образом, книга Хантинтона – это не только “темное” пророчество. В своем труде он затрагивает множество тем, помимо, непосредственно конфликтов между цивилизациями и истории этих конфликтов: он затрагивает также сущность цивилизации, пытается соотнести понятия “цивилизация”, “культура” и “религия”, пытается проанализировать, в чем причины расцвета и упадка цивилизаций. Нельзя не отметить, что автор отдает в своей книге большую часть внимания территориям бывшего СССР, и конечно же. прежде всего, России, описывая конфликт в Чечне именно как конфликт межцивилизационный, выходящий за рамки противостояния “центральная власть – сепаратисты”. Хотя, конечно, нельзя не отметить и периодчисеки возникающие ошибки Хантингтона в отношении истории нашей страны – так например, он пишет, что до Петра I Россия имела лишь крайне ограниченные контакты с Западом (то есть, Европой), что не является правдой. поскольку уже с 862 года она была плотно включена в единую систему европейский взаимоотношений, прервавшуюся только с нашествием монголов. Есть и другие ошибки, однако, на мой взгляд, для человека, создавшего подобный, не побоюсь этого слова, глобальный труд, да ещё и американца, простительно не знать некоторые аспекты истории столь далеких для него стран как Россия – тем более. к чести Хантингтона, нужно сказать, что он не настаивает на абсолютной верности своей теории, а лишь предлагает её как относительную модель описания современного мирового политического процесса.
Глядя на сегодняшний мир, можно сказать, что модель Хантингтона, пуская и не оправдывает себя полностью, но дает куда больше идей для понимания нынешнего миропорядка, чем концепция Фукуямы с его “концом истории”. “Столкновение цивилизаций” оказалось важной вехой в понимании того, каким будет мир после холодной войны – и это при том, что книга с вдумчивым анализом мировых конфликтов вышла в эпоху “всеобщего ликования и примирения”, как думали на Западе. Говорят, что 90% пророчеств не сбываются, а те 10% что сбываются, лучше бы не сбывались никогда, и ‚кажется, “Столкновение цивилизаций” попадает именно в эти самые 10%. Книгу стоит прочитать не только из интереса к текущей политической ситуации в мире, но также и для понимания исторического значения труда Хантигтона, в то время. когда он вышел в свет. История не кончается – она только начинается. И именно об этом “Столкновение цивилизаций”.