Денис Ширяков об одном из самых известных произведений всемирно известного американского ученого Иммануила Валлерстайна “Исторический Капитализм”:

Капитализм. Загадочное, завораживающее и иногда пугающее слово. Некоторые видят в нем прогресс  и достаток,  иные же – угнетение и  тиранию. Тем не менее, факт остается фактом: капиталистическая система пока еще существует и мы являемся ее частью.

В источниках, упоминающих о кризисе, частенько вспоминают идеи мир-системного анализа, разработанного Иммануилом Валлерстайном и его учениками. Подробно эти идеи и суть капитализма изложены Валлерстайном в сборнике лекций под названием “Исторический капитализм”.

Товаризация  всего: производство  капитала

Валлерстайн, прежде всего, поднимает вопрос: “Что такое капитал?”. Капитал можно понимать как накопленное богатство в виде товаров, оборудования, денег и притязаний на материальные  факторы, которые еще не использованы. Однако в таком случае автор утверждает,  что любая эпоха является капиталистической.

Историческим Капитализмом Валлерстайн называет такую систему, где капитал стал использоваться для самонакопления и саморасширения. Таким образом, цель  владельца  капитала  —  накопление  ещё большего  капитала  и  установление таких отношений, которые этому помогут.

В предшествующие эпохи не контролированное накопление капитала для его же последующего воспроизводства блокировалось, в большей степени, законами и морально-этическими нормами, о которых отлично рассказано в книге Жоржа Батая “Проклятая Часть”.

Блокирование накопления капитала через морально-этические нормы выражалась в том, что схема: поиск, наем рабочей силы – производство – распределение – потребление, не работала.  Система не функционировала из-за того, что один или несколько элементов не были товаризованны, то есть тот или иной элемент не был встроен в “рынок”. Например, наем рабочей силы происходил не путем найма работников за деньги на рынке, а через установленную законом и обычаями отношения между общинами или семьями. Или же система распределения и потребления, в основном, контролировалась обычаями и религиозными установками.

Таким образом, исторический капитализм старался товаризовать  всё  большее  и  большее  число  общественных  процессов  во  всех  сферах  экономической  жизни.

Еще одним аспектом капиталистической системы было создание сложных товарных цепей, которые вместе с товаризацией создавали ряд противоречий.

В итоге профессор приходит к выводу, что   исторический  капитализм —  это  конкретный,  ограниченный  во  времени  и  пространстве  целостный   локус  производственной  деятельности,  в  котором  бесконечное  накопление  капитала  является  экономической  целью,  «законом»,  управляющим  или  преобладающим в  основных  формах  экономической  деятельности.

Далее Валлерстайн определяет место и время зарождения капитализма. Автор приходит к выводу, что он возник в Европе конца 15 века, в 19 веке он начал охватывать весь мир и сейчас завершает процесс расширения.

Валлерстайн пытается продемонстрировать как в реальности функционирует капиталистическая система. Исходя из обозначенной цели капиталиста, можно определить основные ограничения рынка:

1) Материальные  вложения,  рабочая  сила,  покупатели  и  доступ  к  наличным  деньгам.

2) Конкуренция.

3) Ограничение роста производства вследствиего его расширения (снижение цен на рынке)

4) Влияние государства.

В таких условиях производитель всегда стремился увеличить свою способность накапливать капитал за счет  манипуляций рабочей силой, а именно ее доступностью и стоимостью.

Стабильная рабочая сила могла быть дешевой, если рынок был стабильным, а число рабочей силы оптимальной для данного времени. Изначально большая часть рабочей силы была постоянной, поскольку ей были либо сам производитель либо вся семья в целом. Иногда законом или обычаем к нему пожизненно или временно прикреплялись работники. Как вы понимаете, в подобной ситуации количество свободной рабочей силы было ограничено, а значит производитель мог расширять деятельность лишь до определенной степени.

Так была создана предпосылка развития института наемного труда, предполагающего существование  группы людей, доступных  для  найма,  лицам,  которые  предлагали  наибольшую  цену. Эту группу можно назвать пролетариатом.

Поэтому в связи с вышеперечисленными причинами и предпосылками исторический капитализм не только проводил масштабную товаризацию, но также и масштабную пролетаризацию рабочей силы.

Валлерстайн в отличие от многих марксистов сомневается в том, что пролетарий это индивид. Поскольку люди исторически жили в общинах и семьях, то пролетаризировались именно они. Однако хозяйство как субъект, состоявшее из родственников, по мере развития товаризации структурно разделялось на тех, кто занимался производительным и непроизводительным трудом.

Производительный  –  труд  по  зарабатыванию  денег  (главным  образом,  наёмный  труд)

Непроизводительный    —  труд, представляющий собой деятельность по поддержанию жизни, не приносящий излишнего заработка.

Различие между типами труда закреплялось созданием особых ролей, присущих им. Так, мужчины занимались производительным трудом, а женщины, старики и дети непроизводительным. Производительный труд осуществлялся вне домашнего хозяйства(семьи), а непроизводительный в домашнем хозяйстве. Однако половозрастное разделение в труде всегда существовало. Исторический капитализм ввел соотношение между разделением труда и его оценкой. Это выражалось в обесценении женского труда, занятости стариков и детей и возрастании значения мужского труда.

Далее Валлерстайн рассматривает сделки в историческом капитализме. Он приходит к выводу, что система пронизана длинными товарными цепями, в которых заключаются большинство сделок между промежуточными производителями. Таим образом перед нами разворачивается борьба за цены между покупателем и продавцом полуфабрикатов. Борьба ведется за счет спроса и предложения, монопольных ограничений и вертикальной интеграции, выражающейся в глобальных  структурах,  стремящихся  включить как  можно  больше  связей  той  или  иной  товарной  цепи (транснациональные корпорации).

В итоге Валлерстайн приходит к выводу, что при  историческом  капитализме  географические  направления  товарных цепей  стремятся  к  центру.  Их  исходные  точки  были  разбросаны  по  многим местам,  а  вот  пункты  назначения  сходились  в  малом  числе  зон(то есть они шли от периферии к центру). Значит разделение труда вело к созданию иерархии и поляризации между ядром и периферией по линии распределения дохода и накопления капитала, а также к неравному обмену.

Особенностью исторического капитализма было сокрытие неравного обмена и иерархии через якобы структурное обособление экономической и политической сферы. Иными словами формальное отделение мирового разделения труда и процессов бесконечного накопления капитала от суверенных государств. Когда, на самом деле, все товарные цепи нарушали государственные границы.

Неравный обмен на примере  колониальной торговли между туземцами и колонистами, когда за железные топоры и ножи поселенцы получали редкие меха и мешки золота, был основным инструментом концентрации капитала в зоне ядра. Концентрация, в свою очередь, создавала фискальную базу и политическую мотивацию для создания и развития сильных государственных машин.  Государственные же машины ядра ослабляли государства периферии путем внедрения большей специализации подконтрольных территорий на экономической деятельности, находящейся внизу иерархии товарной цепи. Особо четко это выразилось в колониальных войнах Великобритании, которая, например, специализировала колонии в Индии на выращивание хлопка. Также подобная деятельность создавала домашние хозяйства, обеспечивающие существование низкооплачиваемой рабочей силы, создав этим уровни  заработной  платы, различающиеся  в  разных зонах  мир-системы.

Далее Валлерстайн углубляет свое исследование и рассматривает влияние экономических циклов и пролетаризации на мировую систему. Однако это является лишь дополнением к вышеизложенной картине, которое вы можете прочитать сами.

Политика  накопления: борьба  за  преимущества

В этой главе Валлерстайн преимущественно рассматривает вопрос, что есть политика в историческом капитализме, как и за что ведется политическая борьба.

Прежде всего, профессор утверждает, что политика – это изменение  властных  отношений  в  обществе  в  более  благоприятном  для  чьих-то  интересов  направлении, т.е.  изменение  направления  социальных  процессов.  Самими же эффективными инструментами осуществления политики являются государственные структуры, за которые постоянно велась борьба.

Поэтому следует сделать вывод, что государственная власть была решающей для экономических процессов. Следовательно, нужно разобрать из чего же это власть состоит.

Валлерстайн выделяет следующие элементы государственной власти.

Территориальная юрисдикция. Иными словами государственные границы, определяемые законами страны и признаваемые другими государствами или не признаваемыми, что приводило к конфликтам и воинам. Основным же было то, что любой спор должен быть решен, а государственные юрисдикции не должны перекрывать друг друга. Для того, чтобы любой спор был решен, а государственные юрисдикции не перекрывали друг-друга, государства установили суверенитет. Он устанавливал ответственность  за  контроль  над  движением  через  границы.  Каждое  государство  имело  формальную  юрисдикцию  над своими  собственными  границами,  над  движением  через  свои  границы  товаров,  денежного  капитала  и  рабочей  силы.  Поэтому  каждое  государство  могло  в  какой-то  степени  воздействовать  на  средства  и  способы,  с  помощью  которых  функционировали  общественное  разделение  труда  и  капиталистическая  экономика.  Обычно  такой  пограничный  контроль  вытекал в антагонизм  «полное  отсутствие  контроля  (свободная  торговля)  —  полное  отсутствие  свободного  передвижения  (автаркия)».  Антагонизм же вытекал в противоборство различных групп производителей как национальных, так и зарубежных.

Поэтому, замечает Валлерстайн, сама  мысль  о  том,  что  политическая  вовлечённость  должна  ограничиваться  собственным  государством,  была  глубоко  противоположна  целям,  интересам,  настроениям  тех,  кто  осуществлял  накопление капитала  ради  накопления.

Вторым  элементом  государственной  власти,  было  законное  право  государств  определять  правила  общественных  производственных отношений,  находящихся  в  рамках  их  территориальной  юрисдикции. Это право выражалось в законодательно установленном контроле над рабочей силой, а также ее товаризации через отмену обычаев, ограничивающих движение рабочей силы. Также государство могло либо подстегнуть пролетаризацию, либо замедлить её. Производственные отношения тоже подвергались контролю. Так государство сначала устанавливало, регламентировало, а затем отменяло такие формы принудительного труда как рабство или контракт. Осуществлять все это государству помогал широкий репрессивный аппарат.

Третьим  элементом  власти  государств  является  власть  облагать  население налогами.  Исторический  капитализм  трансформировал  налогообложение  в  двух  направлениях.

Во-первых,  налогообложение  стало  главным, всеохватывающим, регулярным  источником  государственного дохода.

Во-вторых,  государство, контролируя ресурсы, содействовало накоплению капитала, и его распределению. Перераспределение в свою очередь использовалось не как эгалитарный инструмент, а как инструмент поляризации:

1) Государство перераспределяет капитал в пользу групп крупных держателей капитала.

2) Правительства накапливают капитал через формально легальные каналы налогообложения, которые используются для сокрытия гос.фондов.

3) Государство перераспределяет средства в пользу богатых путем индивидуализации прибыли и обобществления рисков.

4) Государство монополизирует вооруженные силы.

Далее Валлерстайн рассматривает идеологические мифы капитализма.

Во-первых, это миф о равности субъектов мировой политики. На самом деле, в мире существует иерархическая система государств. Место в иерархии определяется способностями государства концентрировать капитал в пределах своих границ при борьбе с соперниками.

Во-вторых, миф о суверенитете. Это обуславливается нахождением государства в мировой иерархии и наличием межгосударственной системы, которая посредством мирового права и дипломатии ограничивает суверенитет государства.

Наконец, Валлерстайн рассматривает два вида борьбы в рамках политики – это классовая борьба и борьба за гегемонию.

Гегемония – это период временного господства одного государства над другими. Всего было три примера гегемоний – гегемония Нидерландов, Великобритании и США.

В  каждом  случае  гегемония  возникала  после  поражения  военного  претендента  на  завоевание  других  (Габсбурги,  Франция,  Германия).  Каждая  гегемония  утверждалась  в  «мировой  войне»,  ведущейся, главным  образом,  на  суше  и  приносящей  большие  разрушения в многолетней  борьбе,  в  которой  участвовали  все  главные  военные  державы эпохи.

Необходимо  отметить,  что  в  каждом  случае  победителем  оказывалась  держава,  которая  до  «мировой  войны»  была  морской,  но  для  победы  в  войне  превращалась  в  сухопутную,  чтобы  победить  исторически  сильную  сухопутную державу. Основа  же победы  была  экономической:  способность выиграть  в   главных  экономических  сферах  —  агроиндустриальном  производстве,  торговле  и  финансах.  Каждая  из  этих  гегемоний  была  краткой.  Каждая  приходила  к  концу,  в  основном,  по  экономическим,  а  не  политико-военным  причинам.

Классовая борьба - это такое состояние общества, когда  между  накопителями  капитала  и  их  рабочей  силой  в  том  или  ином  государстве  можно чётко провести  разделительную  линию. Такая  классовая  борьба  имела  место  в  двух  локусах  —  экономическом  и  политическом.  Однако Валлерстайн, в отличие от предшественников, утверждает, что классовая борьба из-за мировой иерархии государств и концентрации капиталов в определенных географических зонах выражалась в борьбе колоний за свои государства с целью использования их против капиталистического ядра и накопителей.

Также Валлерстайн заостряет внимание на борьбе внутри класса капиталистов, говоря о том, что само наличие борьбы за политические преимущества между накопителями есть свидетельство структурной и политической слабости класса капиталистов.

Также Валлерстайн затрагивает антисистемные движения, но об этом явлении он хорошо написал в другой книге “Капиталистическая цивилизация”.

Истина  как  опиум: рациональность и  рационализация

В этой главе Валлерстайн рассматривает принципы, на основе которых складывалась социальная система и структура исторического капитализма. Эра колониализма, по мнению Валлерстайна, привела к этнизации  мировой  рабочей  силы, которая:

Во-первых,  сделала  возможным  воспроизводство  рабочей  силы.  Этничность  облегчила географическую  и  профессиональную  мобильность.

 Во-вторых,  обеспечила обучение и  социализацию за счёт домашних хозяйств,  а  не  за  счёт  предпринимателей  или  государств.

 В-третьих, дала прочный фундамент  иерархии профессиональных/экономических  ролей,  обеспечив лёгкий  код  для  общего  распределения  доходов, который сформировал  институциональный  расизм.

Расизм  являлся  идеологическим  оправданием  иерархизации  рабочей  силы  и крайне  неравного  распределения  её  вознаграждения.

Однако, пишет Валлерстайн, расизм и этнизация оправдывали лишь  эксплуатацию рабочей силы. Необходимо было также создавать аппарат управления этой силой за счет национальных элит. Инструментом же подчинения колониальной элиты, по мнению Валлерстайна, являлась идеология  универсализма.

Суть  универсализма  заключается  в  том, что существуют  значимые  общие  утверждения  о  мире, которые постоянно верны.  Интересно то, что эти утверждения о мире есть результат культурного и научного творения стран-гегемонов ядра капиталистической системы, которые, пользуясь своим положением в государственной иерархии, насаждали их в других странах (проводили “модернизацию”).

Модернизация ставила перед собой цель повышения экономической эффективности и политической безопасности. Политическая безопасность, по мнению капиталистов, предполагала вестернизацию колониальных элит и отделение их от “масс”, что уменьшало бы риск восстаний и бунтов.

Валлерстайн также обращает внимание на то, что для функционирования вышеобозначенной системы была создана мировая универсальная культура, которая потребовала создания слоя специалистов, администраторов, педагогов, ученых и техников. Мировая или массовая культура стала не только силой объединившей буржуазию, но и оправданием ее деятельности и социального неравенства.

В итоге, заключает Валлерстайн, научная культура стала чем-то большим, чем просто рационализация. Она стала социализировать кадры капиталистической системы, она стала един языком для кадров и механизмом по их воспроизводству,  она сплотила высшие страты и уменьшила степень бунтарства в обществе.

На этом и заканчиваются основные идеи и положения книги Валлерстайна “Исторический Капитализм”. Для лучшего понимания я, конечно же, советую Вам, уважаемый читатель, прочесть эту книгу полностью. Также для большего понимания капиталистической системы с позиций мир-системного анализа я советую прочесть книгу этого же автора под названием “Капиталистическая цивилизация”, которая частенько выпускается в одном сборнике с “Историческим Капитализмом”.


От редакции: Иммануилп Валлерстайн -американский социолог и философ-неомарксист, доктор философии, профессор, отец-основатель мир-системного анализа, автор трёхтомника «Современная мир-система», целого ряда других книг и огромного количества статей. Директор Центра Фернана Броделя по изучению экономик, цивилизаций и исторических систем (Бингемтон, штат Нью-Йорк, США).

Исторический капитализм. Капиталистическая цивилизация
Автор: Иммануил Валлерстайн

Ссылка для скачивания