Увы, чем дальше мы движемся по пути национального восстановления, тем отдельные элементы этого восстановления кажутся смешными или нелепыми. Очевидно, что сейчас в России существует глубокий культурный упадок.  непосредственно связан с процессом упадка и так называемый “кризисе идентификации”. Кто мы?

Очевидно, что сейчас в России существует глубокий культурный упадок.  непосредственно связан с процессом упадка и так называемый “кризисе идентификации”. Кто мы? Вопрос этот встает в самых различных видах, начиная от классической цивилизационной дихотомии “Восток-Запад” и заканчивая вопросом о том, кто такие русские в антропологическом плане. Ломается множество копий – и, пожалуй, сломается вскоре ещё больше, ведь, как извсетно, Россия – страна с непредсказуемым прошлым. Мы скажем коротко: исходя из позиций рационализма, то есть системы научного восприятия мира, эта проблема, этот “кризис идентичности” выдуман и выношен в основном самим же русским обществом. Выработан в процессе политических катаклизмов, идеологической борьбы и, зачастую, секундной политической целесообразностью.
Рассматривая процесс идентификационного кризиса, мы можем говорить о том, что нынешний кризис идентификации выражен двумя причинами – это, как бы кто не хотел признавать, глобальным военно-политическим поражением России в Холодной войне с оной стороны, а с другой стороны – практически полным отсутствием идеологической опеки властей над идентификационными процессами, происходящими в обществе. Что же мы получили в итоге? К куче коллективных психологических травм, и до того существовавших в русском общественном сознании, мы получили ворох новых – таких, как вопрос о благожелательности Октябрьской революции (ой, или октябрьского переворота?!), необходимости Перестройки, штурма Парламента в 1993 и множество, множество других.
В итоге, эти два вышеозначенных процесса привели к довольно причудливому, но, в тоже время, предсказуемому результату: народ, который всю свою историю считал себя великим (отметим, что считал, и считает абсолютно небезосновательно) оказался экономически разорен, политически разорван, а морально – втоптан в грязь. В итоге, все ринулись кто куда – кто грезил о возвращении коммунистов, кто решил пойти глубже – в православие и монархизм, а иные и вовсе ушли в дремучие времена дохристианской Руси. Отметим важный факт – практически все население искало себя в прошлом, в великих победах и достижениях минувших лет, неважно, была ли то стройка БАМа, победа в Великой Отечественной, открытие Транссиба или разгром хазар Святославом. Лишь очень узкая часть людей, называвшая себя “демократами” и “реформаторами” ассоциировала себя с неким будущим – которое больше походило на нагло украденную западную кальку, расписную картинку, на которой вместо стыдливо замазанной надписи “USA” красовалась наш “Раша”. В которой вся политическая власть, все богатства страны принадлежали, косвенно или явно, небольшой кучке людей, как правило – экс-коммунистов, красных директоров и их сыночков. Своекорыстное поведение этих элементов вызвало закономерное отторжения большинства населения от всего, что  с ними связано. Прежде всего, раздражение было вызвано всем тем, что носило характер американизированной глобальной “цивилизации”, с гамбургерами, макдональдсом, и прочими “чудесами демократии”. Все эти проявления были окрещены одним термином – “Запад”.
Нельзя сказать, что определенные стереотипы сложились лишь в середине или в конце 20-ого столетия. Ещё Николай I говорил: “Нам нечему учиться у Европы”, открыто заявляя о превосходстве Российской империи, которое, увы, на деле было мнимым.  Большевики пошли ещё дальше – они прямо утверждали, что в “исторической гонке”, благодаря перевороту 1917 года, они не только “догнали” запад, но и “обогнали” его – фактически, заявлением большевиков стал следующий тезис – не мы станем такими как вы, а вы скоро станете такими, как мы! Мировая революция неизбежна, а во главе её идет СССР. Однако, как показала история, правомочность таких воззрений сомнительна: Николай погряз в тяжелой и кровопролитной Крымской войне, которую он так и не успел закончить, а мечты о мировой революции во главе с СССР  рухнули вместе с самим СССР в 1991 году. Да и само развитие России, как мы можем видеть из той же истории нашего Отечества было догоняющим: реформы Петра I шли с целью догнать Европу в военной и административной сфере, реформы Александра II – догнать в экономической аспекте, сталинская модернизация  ставила целью создание паритетного военно-промышленного потенциала с ведущими странами западного мира. Так что, как бы то не любили себя бить в грудь “почвенники” – Россия это, исторически, страна догоняющего развития.
Но и нашим “западникам” не нужно шибко радоваться этому факту – Россия не приемлет пути прямой “вестернизации” – все попытки прямого перенесения западного уклада жизни, как правило ведут или к серьезным коллективным психологическим травмам (те же реформы Петра Великого – но для отдельных слоев населения он все ещё Петр Антихрист), либо и вовсе краху целой державы (небезызвестная “перестройка”).  С каждыми подобными реформами в сознании народа само понятие “запад” укореняется в  российском общественном сознании как нечто чуждое, враждебное, неизбежно соперничающее с нашей, русской культурой.
Так что же такое запад в среднем, стереотипном понимании русского обывателя? Часто представляется следующая картина – с одной стороны, запад – это край решенных социальных, политических и экономических противоречий. Это область, где властвует закон и порядок, это страна победившей обывательской справедливости, сообщество государств, где все делается “ради людей”, где даже самый бедный человек имеет такие пособия, на которые он может не просто жить – но и жить неплохо! Государства преслувотого верховенства прав человека и победившей, а, главное, работающей демократии – это тоже запад. В общем, запад предстает неким Авалоном  из цикла мифов о Короле Артуре – сказочная страна за морем, где “все есть”.И в тоже самое время, запад – это обитель бездуховности, эгоистичного прагматизма, незнающего  своих границ. Запад – это обитель глупых и нелепых законов, предписывающих надевать по вечерам на кошачьи зады светоотражатели. Западные общества погрязли в бесстыдстве и безнравственности, западные народы – это сборище слабаков, трусов и тупиц, которые скоро вымрут от легализации однополых браков и засилья иммигрантов.  В этом случае, Запад  является ничем иным, как настоящим Адом под покровительством самого Сатаны, от которого нужно отгородиться как можно скорее. Подчеркну, что эти два абсолютно противоположных понятийных ряда – “хороший” и “плохой” – могут сосуществовать абсолютно спокойно в сознании одного человека.
Думаю, в обоих этих понятийных рядах, представленных выше, мы можем найти как рациональное зерно, так и эмоциональные чаяния и страхи. Однако, поставим более важный вопрос: а что такое Запад? Где его границы? В чем заключаются особенности этого Запад? Неизменен ли он в историческом контексте или его границы постоянно меняются? Тщательное рассмотрение этих вопросов даст нам интересные, и, пожалуй, даже обескураживающие, кажущиеся парадоксальными на первый взгляд ответами.
Во первых, остановимся поподробней на наших, уже означенных понятийных рядах. Во первых, определимся, на архетипичных, стереотипных географических рамках  “Western World”. Доверимся на сей раз не Хантингтону, а Бьюкеннену, поскольку его широкое изложение понятия “Запад” больше всего подходит для географических рамок среднего русского обывателя, поэтому бьюкеноновские “западные” Израиль и Япония придутся сюда как нельзя кстати. Итак, мы определились – Западная цивилизация (Западный мир, Западная культура, просто Запад – как хотите), у нас географически определен как Европа (не включая Украину и Беларусь) Как правило, в сознании обывателя мы можем назвать “Западных людей” законченными прагматики и индивидуалисты. Но скажите… скажем, при слове “итальянец”, или “испанец” – вам вспоминается  холодный, расчетливый и эгоистичный человек. Безусловно, думаю, таких итальянцев или испанцев – холодных, расчетливых и эгоистичных – отнюдь не мало. Однако, отнюдь не большинство. Однако, географически, и даже исторически, и Италия и Испания являются западными странами! А может быть, холодностью и расчетливостью известны французы или…ну скажем… венгры? Они ведь тоже и географически, и исторически как Испания или Италия – Запад?  Выходит, опять промых… При этом, если спросить любого обывателя, с ненавистью вещающего про “происки Запада” является ли этим самым западом, например, Словакия или та же Венгрия, ответить затрудниться. Скорее всего, эти страны даже на карте не найдет.
Возьмем другую страну – Германию. “О, ну это как пить дать, Запад!” – ответит обыватель, и продолжит – “Там ведь и демократия, и права человека соблюдаются, и социальные гарантии платяться.” Безусловно, все так. Ну или почти так–  в этом разберемся далее. Интересно, что немцы большую часть своей истории “Западом” себя…не осознавали. Почитаем классиков немецкой философии – “Море принадлежит англичанам, земля -французам, а немцам – безбрежное синее небо”, как бы указывая не только на политическую раздробленность немецких земель, но и на то, что немцы, да-да. немцы, именно немцы – не материалисты и “жлобы” как англичане и французы, а романтики! Германия в произведениях немецких авторов представляется страной высокой культуры, и да, кстати, немцы искренне считали, что такое понятие как “культура” во всем его многообразии, и её духовности есть только в Германии – на “Западе – в Англии и Франции – фальшивое бездуховное “Искусство”, в восточных странах – и вовсе “варварство”. Настоящий “Kultur” – это только Германия.  противопоставлялся также немецкий “Volk” с его “народным духом” западным “nation” и восточным “gemeinschaft” (общинам). Немецкий народ был “золотой серединой”, по мнению сначала философов немецкого просвещения, а затем и виталистов конца XIX – начала XX века между “западным” индивидуализмом и “восточным” коллективизмом. Гегель и вовсе утверждал, что развитие “духа истории” закончится не больше ни меньше в “земле свободы”, которая является… Пруссией! Вспомним также риторику лидеров Третьего Рейха, которые в своих речах клеймили “продажные западные плутократии” даже посильнее “восточного большевизма”.
Но и это ещё не все. После поражения в Первой мировой войне, как в немецком национальном сознании, так и в среде интеллигенции наметился и вовсе… крен в сторону “Востока”! Профессор Пауль Эльцбахер открыто заявлял, что прусский дух и пролетарский социализм – есть вещи очень близкие, что прусский социализм и русский большевизм – чуть ли не близнецы-братья, а немцы всю свою историю были восточным народом, сражвашимся против засилья “Запада”. Министр почт Гисбертс утверждал, что спасти Германию могут только штыки советских солдат, которых нужно немедленно призвать на помощь – отметим при этом, что и Гисбертс и Эльцбахер были… монархистами! Другой известный  немецкий политик той эпохи Отто Штрассер вместе со своим братом Грегором делил  все нации на “буржуазные” и “пролетарские” – “буржуазные” – это американцы, французы и англичане, “пролетарские” – это русские, венгры… и немцы! отсюда выводы Штрассеров о благожелательности союза с СССР, дабы выступить с ним в последней битве против треклятого “Запада”…при этом, Штрассеры были национал-социалистами из НСДАП! Более того, Штрассеры были выходцами из принятой нами за “классический” Запад Пруссией – рациональной, прагматичной, расчетливой. И эти прусские, просоветски настроенные национал-социалисты смеялись и над баварским отделением партии, и над Гитлером, говоря, что “нам не нужен Папа” намекая на распространение католичества на юге Германии. Процесс “вестернизации” Германии стал медленно происходить лишь после 1945 года, при большой посреднической миссии “Западного космополита” К. Аденауэра, который стремился большей интеграции со странами НАТО, чем с попытками единения со своим восточным единокровным соседом ГДР. Сейчас же, после, во первых, краха СССР с одной стороны, объединения Германии с другой, и падением влияния США с третьей немцы все больше начинают рассматривать и себя, и ФРГ как геополитическую “Mitteleuropa”, чем как абстрактный “Запад”.
Что же тогда остается? Похоже. после выпадения такого большого значения политических субъектов, при ближайшем рассмотрении от Запад остается не больше, чем англосаксонские страны и экс-колонии: Великобритания, США,  Канада, Австралия, Новая Зеландия… да и все пожалуй. Подменять же понятие Западный мир, пусть могущественными, но только лишь англосаксонскими государствами явно некорректно.
Опять таки, посмотрим на карту. Условно говоря, где он этот Запад – прагматичный и рациональный? Пожалуй лишь в области распространения германской группы языков, а также в регионах длительной германизации мы можем найти такой “Запад” – даже при всех отличиях существующих между немцами и англичанами, они демонстрируют гораздо больше сходств, чем те же немцы и итальянцы, или англичане и испанцы, будучи сопоставленные вместе. Вот он – “истинный Запад” – окаймленный красной границей – да это даже не вся Европа целиком. За бортом нашего стереотипного представления о Западе остались такие глубоко западные культуры как Франция, Испания и Португалия. Также, мы можем обнаружить, что множество стран, находящихся восточнее Одера и являющимися также частью Запада, частью Европы, не демонстрируют нам вышеуказанных стереотипных признаков западной цивилизации. Это не только славянские страны, такие как Польша или Хорватия – но и самобытные Венгрия и Румыния. Отдельно замечу, что приписанные к списку “восточнославянских” стран Молдавия – регион длительной русификации.
Да и вообще… по каким критериям мы определяем Запад? Обычно евробюрократы и Госдеп любят утверждать следующее: Запад – это пространство господства либеральной демократии, свободного рынка, а также прав человека.  При этом, американцы любят расшифровывать эти понятия в духе того, что в государстве во главе с тираном, плановой экономикой и массовыми расстрелами. Евробюрократы что-то бормочут про права ЛГБТ-меньшинств, а также вины за холокост даже в тех странах, где его не было. Не думаю, что руководствуясь рациональными соображениями мы можем воспользоваться таким и толкованиями слова “запад” вышеуказанных политических воротил – в противном случае, за западное государство нам придется, в первом случае, признать Грузию, а во втором – не признать Японию. Впрочем, с Японией все и вправду довольно сложно, как и с Азией в целом. Правда японцы хорошо знают кто они – они японцы. Раса Ямато, живущая на четырех созданных богами островах, которые созданы, чтобы привести в порядок весь остальной мир, населенный “гайдзинами”. Ну типично западное государство…в котором существовало однопартийное правительство с 1955 по 1993 год…
Ладно, пускай. “Но ведь, – воскликнет обыватель, – на Западе демократия! Возможна мирная смена власти! Не то, что у нас, злой Путин всех застращал! У нас правит клика чекистов!” Не буду отрицать – поскольку не имею обыкновения отрицать реально существующие факты. Но давайте взглянем на пресловутый “Запад” – прямо таки там демократия? Да уж, отличная демократия в Америке – у власти всегда находится партия правого политического спектра – либо Демократическая, либо Республиканская. При этом победа на выборах президента зависит от голосов выборщиков, а не рядовых избирателей. Впрочем, это мелочи. Как в России власть держит, по мнению политических аналитиков “клан силовиков”, то в США – оружейная олигархия и еврейское лобби. Последнему с некоторых пор приходится пододвигаться: на его место потихоньку претендует ЛГБТ-лобби и лобби мексиканских мигрантов. Кажется, в последний раз с оружейным лобби пытался что-то сделать Кеннеди – и очень быстро Кеннеди не стало. Жалкие потявкивания Клинтона в сторону оружейных баронов даже смешно вспоминать.
В Европе не лучше: к власти приходит либо умеренно правая партия, либо умеренно левая – исключений нет. Партии националистов и коммунистов (особенно первых) беспощадно преследуются и критикуются в официальных СМИ. В последние десятилетия демократия в Европе (а также и в США) и вовсе приобрела абсолютно уродливые черты – проводимая правящими партиями политика (в особенности это касается социал-демократических партий) по завозу мигрантов и предоставления права голоса лишь для того чтобы быть избранными на очередной срок – это ли не настоящее предательство национальных интересов?! Если демократия – это власть народа – то какой народ правит на Западе – европейский ли? Сильно сомневаюсь.
Или вот права человека – это тоже известная, всеми уважаемая вещь на Западе. Возьмем, к примеру, свободу слова. С этим там очень либерально. Вот можно например отрицать тот факт, что имела место быть война между Германией и СССР. Можно вообще говорить что СССР воевал на стороне Германии. А вот за отрицание холокоста можно получить серьезный срок – “десять лет воли не видать”, в прямом смысле. Или вот ещё пример свободы слова – можно говорить, что традиционная семья это плохо и неправильно. Что семье, вообще лучше быть уничтоженной. Но вот сказать о том, что ты не хотел бы, чтобы твой сын стал гомосексуалистом нельзя – оштрафуют на сумму годовой заработной платы. Или вот можно говорить, что белая раса- опухоль на теле человечества. А теперь тоже самое вслух скажите про негров, евреев или мусульман. Недаром такой небезызвестный публицист Юрген Граф из-за своего слишком, видать, сильного свободомыслия иммигрировал в “страну цензуры” – в Россию.
Ещё вот иногда говорят, что государства Запада – это государства верховенства закона. Или что там коррупции нет.  То-то мы видим в западной литературе и в западном кинематографе кучу историй о том, что кто-то избежал наказания, благодаря статусу, а кто-то сел в тюрьму. Или вот коррупция – помните я писал выше о лобби в США? Там коррупция и вовсе имеет уровень государственного измерения – она законодательно разрешена. И не где-то там внизу – у самого руля политика определяется теми, кто больше заплатит. А вовсе не американцами.
Не буду спорить, при всём при том, на пресловутом “Западе” законы соблюдаются в среднем лучше, хотя всё тоже зависит от региона и народа. В целом исполнительная система работает более качественно. В целом меньше бюрократии и коррупции. Но  являются ли эти категории качественно разграничительными? Отнюдь – на Западе есть все тоже самое что и в России, но того или иного где-то больше, где-то меньше. Те факты, рассмотренные нами, не просто говорят, они кричат о том,  что Запад, и даже Европа – это не единое, одномерное пространство, но сложный и запутанный конгломерат из народов, культур и мировоззрений. Но, всему есть предел – Запад един во всем его многообразии. Ну или по крайней мере когда-то был един.
То что мы можем обнаружить при более близком рассмотрении – это то, что действительно объединяет Запад – это всем (хорошо ли?) известные западные ценности. Нет-нет, я сейчас не о правах геев толкую, отнюдь нет. Многое  из того, что сейчас называют “европейскими ценностями” стало таким лишь сто лет назад (это я о демократии и защите прав человека – да и то, ещё 70 лет назад Запад был пристанищем самых разномастных тоталитарных диктатур), восемьдесят лет назад (это я о социальных гарантиях), уважении прав национальных и сексуальных меньшинств (это вобще лет пятьдесят назад случилось с национальными меньшинствами, а с сексуальными – процесс ещё идет). Лет четыреста-пятьсот назад не было ни демократии на западе, ни прав человека – а Запад уже был… странно да? Значит, не в этом лежат европейские, западные ценности, отнюдь.
Весь корень лежит в отличии Запад прежде всего в том, что Запад, в отличии от Юга или Востока – также воображаемых, имагинативных географических пространствах имел свои, особые принципы развития. Что прежде всего отличает Запад от других стран и сообществ? Империи строили все – но только Западные народы заботились о том, пускай даже и из шкурных принципов (а если взять случай с аболиционистами – из чисто идеалистических соображений) об обучении тех, кого они захватили – хотя бы минимальной грамоте. Ну, и, конечно, христианизация – для минимального приобщения к культуре завоевателей. Делал ли так кто-нибудь до Запада? Нет, нет, нет и ещё раз нет!
Другой аспект. Важной исторической особенностью Запада считается то, что у Западной цивилизации есть чётко обусловленные вехи развития – средневековье так же отличается от эпохи Ренессанса, как эпоха просвещения от эры индустриализма. Отличается буквально всем: модой, технологиями, мировоззрением… Даже школьник сможет отличить, что длиннобородый боярин и гладковыбритый офицер в шинели жили в разные эпохи. Для того, чтобы понять, к какому периоду принадлежит китайский мандарин нужен специалист-китаист. В этом есть ещё одна особенность Запада – он никогда не боится расстаться со своим прошлым, отринуть его раз и навсегда – и нельзя сказать, хорошо это или плохо. Просто так есть. Так есть именно у Запада. Другие цивилизации ничем таким похвастаться не могут – условно говоря, для них есть эпохи различающиеся лишь в одном аспекте: до вестернизации – после вестернизации. О чем это говорит? О том, что западные общества гораздо менее замкнутыми и традиционными даже в эпохи, казалось бы, их глубочайшей стагнации.
Обратимся к древнейшей истории Руси. Антинорманнская теория, всегда бывшая лишь идейным одеялом “национально-ущемленных немцами” (и забывающих, что чуть ли не все государства и династии Европы были династиями выходцев из Скандинавии) в наше время уже полностью научно несостоятельна – по крайней мере, с точки зрения генетики было доказано, что семьи старейших дворянских и боярских ещё родов России, а значит, и родственники Рюриковичей, имеют устойчивое представление южношведской гаплогруппы, передаваемой от отца к сыну Y-хромосомой. Впрочем, то, что недавно подтвердила генетика, языкознание знало давно – скажем, в именах князей и дружины, подписывавших первый международный договор Руси с Византией и близко ни одного славянского имени нет. Даже и от славянизированного варианта имен великих князей за версту несет нордическим ветром – Рюрик (Хрорик), Олег (Хелиг), Игорь (Ингвар), Ольга (Хельга), Владимир (Вальдемар, впрочем, безусловно, спорен). Есть также известное правило словообразования в русском языке – у нас скандинавские слова с окончанием -инг принимали окончание -язь. Таким образом, скажем. слово “витязь” произошло от слова “витинг”, или “викинг”. Такое же “исконно русское” слово как “князь”, при использовании этого правила превращается в слово “книнг”. Подставляем потерявшуюся при перегласовке (обычное дело в эволюции языка) букву “О” и получаем слово -я полагаю, уже догадались – “конинг” или “конунг”. После всего этого, смешно слышать аргументы вроде: “скандинавских слов в русском языке очень мало”! Да море этих слов, море – только ввиду древности и изначальности скандинавского влияния, эти слова уже давным-давно стали “русскими”. Думаю, доказывать принадлежность и Швеции, и шведов к народам “Запада” не нужно.
Да, я не отрицаю, что разница между Россией и “Западом” в целом, кончено,  есть. Но разница эта отнюдь не качественная – а количественная. В качественном же плане отличие России от “Запада” не составляет большей разницы чем между выделенными нами “Германской” и “Романской” цивилизациями – составными частями Запада. Россия даже всем своим историческим развитием доказывает, что является составной частью многомерной и сложной Западной культуры. Россия всегда выступала в качестве активного субъекта мировой политики, а не его объекта. Завоевание московскими государями Сибири есть явление того же порядка, что и испанская конкиста в Мезоамерике. Собор Василия Блаженного стоит в одном ряду с Триумфальной аркой, Тауэром, Колизеем и Бранденбургскими воротами – именно как явления европейского духа. Империя, занимающая одну шестую часть суши стоит на одном пьедестале с империей, “над которой не заходит солнце”, и империей, построенной “железом и кровью”. Когда в XIX веке Великие Державы разрезали мировой пирог, Россия всегда была одной из них – а с 1815 по 1850 она и вовсе находилась в Зените своего могущества – не зря ненавистники и русофобы назвали её “жандармом Европы”. А нам хорошо известно, кто боится жандарма – лишь вор и преступник.
Да, не раз Россия и Европа, Россия и Запад были разъединены. Нельзя не вспомнить эпоху монгольского завоевания, и последующую за ней эру феодальных войн XIVXV веков, когда русские земли, фактически, были вырваны из системы международных отношений. Нельзя не вспомнить советскую эпоху, когда “железный занавес”, опустившийся сначала по границам СССР, а после Второй мировой – и всего социалистического лагеря, был, как считало Политбюро, надежным щитом от “тлетворных” влияний столь ненавистного им Запада. Однако, даже в эпохи столь мощного отдаления от Запада, все процессы, происходившие на Западе имели место быть и у нас в России. XV век на Западе – усиление централизации государств и преодоление последних очагов феодальной раздробленности – те же процессы происходят и в русских землях. Сексуальная революция, произошедшая на Западе, говорите, своими волнами разбилась о могучий “железный занавес”? Тогда откуда требования реформ в 1968 году в Чехословакии и почему если ещё в пятидесятые рожали по 6–7 детей, а в шестидесятые – уже редко когда больше двух-трех? Я уж молчу про миграционные процессы, которые затронули, пускай и в несколько разной степени и “Запад” и Россию. Мексиканцы в США, алжирцы во Франции, узбеки в России – не очевидно ли, что это явления одного процесса, поглотивший наш, Западный мир? Очевидно что так. Очевидно ровно также, что нужно изживать в обществе глубоко русофобский миф о том, что Россия – это противоположность Западу. Зерна русофобии были посеяны ещё неким де Кюстином – ну, помните такого, он ещё Николая I назвал “Апогеем самодержавия” в своей книге “Россия в 1839 году”. В советских учебниках любили писать, что плохой и глупый царь растоптал книгу барона. Думаю, вспыльчивому императору было совсем нелестно читать эпитеты в отношении его народа в духе: “русские – это не совсем люди.  Поскребите их одежду – и тут же из под лоска вырвется дикая шерсть шкуры животного”. Кстати, именно с де Кюстина пошел афоризм про “поскреби русского – найдешь татарина”. К счастью, с развитием антропологии и генетики было выяснено, что тюрко-татарских генов в русском генофонде что-то около 2–3%.  А вот судя по данным антропологии… впрочем судите сами – в приложенных картах можете увидеть ареал распространения светлых волос, светлых глаз и “самой характерной из всех европейских подрас” – нордической – в Европе. Юрген Ригер, увы, уже покойный почетный член немецкого антропологического общества говорил, что русские и немцы на 75% генетически идентичны. И скребите, скребите себя внимательно – полагаю, найдете у себя шведа или немца в роду.
Таким образом, мы выяснили, что для русского народа, для нашей страны применимы все те же принципы развития, что и для пресловутого “Запада”, она имеет глубоко “западные” корни и в целом является неотъемлемой и составной частью Запада, а её отделение от Западной цивилизации и европейской культуры не только неестественно – но и вредно. Не было ещё такого случая в истории, чтобы при противостоянии Европы/Запада и России народы, представленные в этих культурах, процветали. Отнюдь – а чаще всего, дело заканчивалось кровавыми братоубийственными войнами – вспомним те же Наполеоновские кампании и Великую отечественную. Однако, мы, в своих утверждениях пойдем дальше. Последняя надежда Западной цивилизации на выживание – это не Европа. И даже не Америка. Это Россия.
Вспомним, то, о чем я писал выше – об истинных ценностях Запада: об авантюризме, “океанском”, “фаустовском” духе. Осталось ли это сейчас? Боюсь что нет – ныне в Европе и в США правит не фаустовский дух – а “длинный доллар” и дубинка холокоста. Ныне идеал Запада – это медкий, глупый и трусливый бюргер, ничтожный в своих стремлениях, не имеющий собственного мнения, и рабски служа интересам своих хозяев в стенах офиса. Разве это западный дух?! Разве на этом была построена Западная цивилизация?! Нет, нет, нет и ещё раз нет! От теперешнего Запада разит смрадным душком Востока – Востока не дворцов, а  Востока убогих трущоб, гашишного тумана и беспрекословного раболепия. Того самого стереотипного, такого же воображаемого Востока как и Запада, такого, каким мы его обычно привыкли его представлять. Однако раньше разило душком – теперь “Запад” показывает свое истинно восточное лицо. Вернее сказать, “показывает” – сказано громко – скорее ехидно смотрит темными глазками из под паранжи.  Европа уже давно превратилась в смрадную помойку, заполненную валом культур, идеологий и религий, которые размещены, вопреки идеологом мультикультурализма не по порядку, как в музее, а свалены в одну кучу, как в старом бабушкином чулане. Там так же затхло и и скверно – все те принципы, на которых стояла западная цивилизация ещё каких-то лет сто назад повергнуты в прах идеологией фальшивой политкорректности и толерантности, которые являются вовсе не гуманистическими утопиями, а системами борьбы за власть и её удержания. Все кто не согласен со сложившимся положением дел отправляются в места не столь отдаленные по приказу лобби извращенцев и иудосионистских империалистов. Запада в нашем понимании там уже нет.
Бывало ли такое в мировой истории – чтобы “центр” цивилизации, черт этой самой цивилизации лишился? Бывало. Бывало, и бывало не раз. Самый яркий пример – это Рим. К V веку, когда Рим разграбили германцы, от “того самого Рима” уже давно ничего не осталось. Вместо римлян – сирийские эмигранты, вместо крепких семей и патер фамилиас – беспорядочный промискуитет, вместо воспроизводства населения – нулевая рождаемость и его пополнение лишь за счет мигрантов из восточных провинций. Ничего не напоминает? А ведь история повторяется. И тогда именно те, кого “римляне” – вернее те, кто заняли их место, – называли “варварами” спасли Западную цивилизацию. Спасли римскую культуру, римскую архитектуру – все то, что стало исчезать уже в самом “Вечном городе”. Спасли  римскую скульптуру, римскую церковь, римское право, спасли латынь. Спасли все то, что теперь называется “классической культурой Запада”. Спасли… через уничтожение.
Как я уже сказал, история повторяется. Иные европейцы действительно считают нас варварами. И знаете что? Не зря? Варварами нас делает то, что мы не привыкли сдаваться. Что мы привыкли смеяться в лицо врагу. Варварами нас делает то, что мы не преклоняемся перед ярмом прихоти евробюрократов. Варварами нас делает наше вечно молодое отношение к жизни, наша бесбашанность, наше презрение к законам, установленных не по справедливости, а ради эксплуатации и угнетение. Европейцы и американцы уже давным-давно согнули спину – по крайней мере, большинство из них – и даже не видят этого. Не видят, что от европейской культуры скоро не останется и камня на камне, что от европейских наций останутся лишь скульптуры да барельефы, как некогда случилось с римлянами. Не видят…а те кто видят – делают вид, будто их это не касается. Мы не такие. “Последними варварами Европы” нас называл ещё Ницше – и прибавлял – “именно они спасут её”.
Круг замыкается. Как некогда римская цивилизация передавала свои идеи Европе германской, так и сейчас лавры первенства в хранении этого наследия достаются нам, русским. Обращаю внимание на то, что я имею ввиду именно народ – но не государство как институт, поскольку наше государство, как и остальные державы Запада отравлено тем же самым  разлагающим его ядом. Именно русские, как народ, хранят в себе те традиции, которые мы некогда получили от римлян, шведов и немцев – и не просто хранят, но свободно воспевают их и передают из поколения в поколение, не суя голову в колодки и не бьясь в истеричном и бессмысленном самоистязании. Нет у нас комплекса вины, вы, те кто привили этот комплекс нашим братьям по крови и братьям по мировоззрению на Западе! Нет, и не привьете! Слишком большой у нас иммунитет, полученный от собственных тиранов и самодуров у власти.
Поэтому, вполне возможно, что боевой горн снова проревет. Никто не знает где, никто не знает когда – но ясно одно. Либо Запад, во главе с русскими победит в этом столкновении цивилизаций, как побеждал не раз – либо сгинет раз и навсегда, вместе с нашим народом.. Но несмотря ни на что, я верю  – мы победим. Потому что до этого, в глобальном аспекте Запад всегда побеждал.
А Запад – это МЫ!
P.S.
Коллаж авторский.
  • fil05

    Вечерком почитаю…

  • http://facebook.com/profile.php?id=100001226265103 Елена Золотарева
  • http://ussuri-kray.livejournal.com/ ussuri-kray

    Хорошо сказал! Всё верно! Но я замечу, что русские сами по себе Запад, вовсе не из-за варяжской крови. Что касается всех этих обожаемых ныне гаплогрупп общих для столь разных якутов и чухонцев, то замечу, что если уж языки балто-славянские и германские разделились в районе 5000 лет назад, то почему бы и не быть общему генетическому комплекту.
    В материале как-то обойдён «приют убогого чухонца», так всё же – финны это Запад или нет?)))
    Вообще все чухонцы, что наши, что финны или венгры, народ спокойный, я бы сказал монголоидного менталитета, и нет ни чего удивительного, что их быстро приручили или переучили. Собственная древняя культура не позволяет им затмить наносное.
    Но считать их по этому поводу Западом, я бы очень поостерёгся.

    • http://vk.com/id15856913 Vladimir Shibaev

      Благодарю! И финны и венгры – пример интересный. Поскольку “стереотипный” запад – это Запад “германский”, то и стереотипность восприятия этих народов зависит от их культурной германизированности. Финны – достаточно германизированный этнос не только культурно, но и антропологически – ничег он еподелаешь ‚шведские колонисты селились на побережье Финляндии с XII века! Да и в целом, в свое историческом периоде финны были данниками шведских конунгов.С венграми же ситуация несколько другая – во первых, антропологически и культурно они мощн оотличаются от финнов, благодаря ихдавним связям со степняками тюрками – общего с финнами только лингвистическое начало. Процесс германизации опять таки начался позже – только в 16 веке и посредством австрийцев – которые вовсе не схожи со своими братьями – северными германцами. МНого было и славянских влияний – опять таки, Венгрия одно время входила в славянскую средневековую империю Ягеллонов. Тем не менее, к современности, финны гораздо ближе к “стереотипному” Западу, чем венгры, однако столь длительный процесс и культурной, и этнической, и антропологической “вестернизации” сказался на них уже настолько, на мой взгляд, что они стали во многом органичной частью индоевропейского “Запада”, внеся ещё один колоритный элемент в нашу пеструю семью европейских народов западного мировоззрения.

  • fil05

    Как много букв…

  • http://vk.com/id44217062 Константин Лунёв

    Bravo! Прочитал только сейчас, как только появился просвет в непроглядной туче забот и хлопот. ) Отложил статью на потом, как только понял, что от её прочтения получу массу удовольствия. Мои ожидания оправдались. Великолепная статья, эмоциональная и в то же время аргументированная. Масштабы и сложность написанного, конечно отпугивают читателя, но с другой стороны, если всё тщательно разжёвывать, то выйдет целая книга. Тем более, что наш сайт представляет возможность обратиться непосредственно к автору материала, если в процессе познавательного чтения появились какие-либо вопросы.

  • Михалыч

    Интересная статья! Написано и вправду сложновато. вопросов тоже остается не мало. Россия скорее неоднородной консистенции. Тут где-то восток, где-то запад. Все переплеталось веками. Но мысль интересная, вернее интересно изложена. Читать не так много на самом делеб часто читающий человек легко одолеет и не заметит. Тем более материал со смысломю