Недавно Приморье отпраздновало День Молодёжи. Получился хороший праздник с литературными стендапами, с выступлениями КВН, с обожаемым Максом Свободой в виде хэдлайнера. Но для официальных лиц этот день стал очередным поводом поговорить «за нынешнее поколение». Например, директор департамента по делам молодёжи Александр Кайданович дал большое интервью для Primamedia, где говорил о том, какая же она сейчас, эта молодежь. Что можно узнать об этой категории населения из интервью: молодежь меняется,  власть о ней заботится, устраивает разные активности, следит, чтобы все были здоровы, счастливы, амбиции реализовывали, служили на благо отечества.

В Администрации г. Владивостока прошёл 4 Гражданский форум “Патриотизм – национальная идея России”, на котором ответственные чиновники отчитались о проделанной работе, в том числе в сфере патриотического воспитания молодёжи. По данным Думы города Владивостока “молодёжных организаций” в краевой столице всего четыре: “Молодёжное правительство Приморского края”, “Молодые юристы Владивостока”, “Общественная молодёжная палата при Думе города Владивостока” и “Молодая гвардия Единой России”. Ещё три организации были отнесены к патриотическим: “Пионеры-единоросы” Первомайского района г. Владивостока, Консультативный совет общественных организаций при Региональном политическом совете Приморского отделения Всероссийской политической партии “Единая Россия”, общественная организация Приморского края “Военное спортивно-технического общество “Готов к труду и обороне”.

При этом надо понимать, что вся активная работа ведется в основном с формализованными объединениями, и если во Владивостоке эта работа еще может затрагивать людей «с улицы», то в крае все почти полностью ограничивается конкретными активистами или работой с образовательными учреждениями.

В Приморском крае зарегистрировано 103 молодежных организаций. Патриотические клубы, кружки по интересам, моделирование и танцы. В целом спектр активностей примерно такой. Разумеется, это не все объединения молодых людей. Точнее максимально не все,  а скорее самая нерепрезентативная  выборка. Формальные общества ничего не говорят о настроениях людей, об их увлечениях. Единственное, о чем они сообщают,  что по бумажкам, молодёжь стройным шагом ходит за Родину, ухаживает за пенсионерами и занимается спортом. Но реальность богаче.

Группа владивостокских скинхедов на митинге за отставку Медведева.

Есть и независимые группы молодых и активных, но на них обращают внимание только тогда, когда они начинают участвовать в уличных акциях протеста. То, что это те люди, которых не затрагивают КВНы, студотряды и патриотические клубы, мало кого волнует. Эта молодежь какая-то неправильная, пассивная, «сидит в своих гаджетах и не хочет участвовать в активной деятельности». Диалог при таком отношении невозможен. Вот и все молодёжные совещательные органы при муниципалитетах и Законодательном собрании, по сути, говорят сами с собой, пишут отчеты о работе с «правильными» активистами, эти активисты подрастают и сами занимают теплые места, чтобы продолжать писать отчеты о «правильной» деятельности. От греха подальше они лишены весомых полномочий, закрепощены многочисленными уставами и положениями о деятельности, где в каждом шаге влево-вправо можно найти признаки непатриотические, а то и вовсе экстремистские.

Этого особенно боятся. Патриотизм крепко закрепился как национальная идея. По данным опроса проведенного среди студентов ГФ ГБПОУ КК «КТЭК», большинство (76%) выразили уверенность в том, что каждый должен сам для себя определять, что значит быть патриотом. Лишь 10 % опрошенных согласны с тем, что государство должно выполнять функцию определения патриотизма. При этом среди опрошенных молодых людей считают себя патриотами своей страны – 73%. Каждый 4-ый отмечал, что не является патриотом (не считает себя таковым). При этом тема патриотизма очень актуальна для 34% опрошенных, отчасти актуальна для 55%. Таким образом, можно сказать, что для большинства студентов эта тема имеет значение.

Это соотносится и со всероссийской статистикой. Данные опросов Левада-центра говорят, что «для подавляющего большинства россиян» (84%) патриотизм означает «глубоко личное чувство»; при этом, по мнению опрошенных, каждый человек сам должен определять, что патриотично, а что нет. В последние годы российские власти приложили максимум усилий для монополизации идеи патриотизма и, соответственно, для определения того, что такое «настоящий патриотизм». Однако в обществе спускаемые сверху установки не воспринимаются как аксиомы: только 9% опрошенных считают, что определение патриотизма находится в руках государства. Но государство планирует эти данные поднимать настолько, насколько это возможно, как раз работая с молодежью и насаждая патриотичное воспитание.

В итоге получается деятельность ради деятельности. Многочисленные отчеты ─ единственный способ как-то оценивать эффективность в сфере молодежной политики, к ним добавляются цифры ─ показатели участия в акциях, количество организаций, процент задействованных в деятельности школьников и студентов. Только всё это ничего не говорит о реальной активности тех, кто сейчас безо всех высокопарных слов является будущим страны. За бумажками скрываются живые люди, которые тоже выбирают общественную активность, но делают это без указаний сверху, без согласований с курсом партии. Пока на них пытаются не обращать внимания, никто не знает, во что это может вылиться.

Неформальных объединений больше, они многочисленней и порой гораздо активнее всех подотчетных структур. Мы поговорили с хардкорщиками – группой, о которой не пишут в ежегодных сводках правительству. И попытались поговорить со скинхедами. Всё же попробовали выяснить их взгляды  на общество, принципы и идеалы.

Дмитрий Гуров, один из лидеров сообщества United Hardcore Front, музыкант:

Движение хардкорщиков хоть и крутится вокруг музыки, но, прежде всего, оно пропагандирует ценности равенства, идеи христианства и ленинизма. Сообщество United Hardcore Front зародилось в 2011–2012 годах, тогда было ощущение, что хардкор-сцена умирает, и хотелось дать ей некоторый идейный стержень, собрать близких людей из этой темы. Была мода на хардкор. Просто есть хардкор для всех, а есть такой, который больше нравится нам, который мы играем, более жесткий, в котором больше ненависти, и сохраняются христианские и коммунистические идеалы, как минимум, в отношении друг друга, а также в музыке, и в текстах. Всё, что делалось, делалось для ограниченной группы людей.

Да, UHF крутится в первую очередь вокруг музыки. Это хардкор, панк, хой, хип-хоп тусовка. Во Владивостоке нет жестких границ. В нашем паблике United Hardcore Front состоит 2000 человек. На большие концерты собирается около 100, но в основном тусовка примерно 50 человек.  Костяк составляет несколько человек, сам паблик делают два человека − я, мой друг, плюс еще есть несколько близких людей. Есть много ребят, которые просто тусуются, но не разделяют всех наших ценностей, например, употребляют алкоголь.

Сбор United Hardcore Front в центре Владивостока.

Как можно назвать ваше общество, что вас объединяет?

- Организация, тусовка, движение… У нас нет какого-то названия, есть в английском слово «сrew», но у него нет точного русского перевода. Неформальная команда, сообщество. Что-то такое.

Нас объединяет музыка и сходство убеждений. Самое важное это порядочность, чтобы человек не обманывал ради личной выгоды, и христианские заповеди. Не сотвори себе кумира, не убий, ни укради, не прелюбодействую, не возжелай чужого, не лжесвидетельствуй. Хотя не работать по субботам тоже было бы хорошо. И у каждого в душе должен быть яростный протест, потому что каждый человек должен противиться злу, иначе оно будет побеждать. Наше сообщество просто нормальные адекватные люди. А норма у всех одинакова, то, что норма может быть разной − это обман постмодернизма.

В итоге у нас получилось создать из людей с похожими принципами сообщество, потому что люди ходили к нам как к друзьям, получилось создать тусовку просто здравомыслящих людей, которые видят вокруг себя других честных людей. Но мы не общественное движение с планом действий, с какими-то целями. Сейчас наш план в том, чтобы охранять и сохранять нашу музыкальную сцену.

UHF на концерте.

Охранять от кого? Какие бывают противостояния?

- Пусть явного противостояния с другими социальными группами у нас нет, но бывают эксцессы. Призраки прошлого. Например, на концерт, даже не наш, приходят несколько парней, стоят посреди зала с пивом, им говорят о том, что сейчас будет слэм, и их могут толкнуть, и лучше бы им отойти, но они этого не делают, в итоге их толкают, и случается большая драка. Получают раз, приводят друзей и так далее. Но это не противостояние взглядов, эти люди просто приходят подраться.

На улицах давно закончилось противостояние. У нас очень маленький город и я никогда не видел смысла устраивать войны из-за того, что кто-то думает по-другому,  драки по интересам – это  идиотизм.

Те же нынешние скины во Владивостоке пропагандируют только одни ценности – бухло, угар, драки. У них нет убеждений. Это просто желание молодёжи быть в группе, казаться опасными, особенное, если сам ты слаб. Ты один мало что значишь и можешь показать себя только в группе.

У нас тоже у всех восприятие разное. И кто-то тоже не любит приезжих, но не охотится на них по ночам. Да и приезжие тоже разные. Я вот не люблю московские компании, которые поскупали весь бизнес в Приморье и не дают нам развиваться, эти приезжие со мной одного цвета кожи и говорят на одном языке, но я за местечковый национализм, за выделение свой общности, проживающей на одной территории  в что-то отдельное. У нас и песни есть на эту тему.

А есть ли какая-то социально направленная деятельность? Активизм?

Дмитрий Гуров исполняет песню.

- Мы не занимаемся какими-то социальными вещами. Нужно бороться не с проявлениями, а с причинами. Если накормить пять бомжей, от этого не станет на улицах меньше бездомных, если собрать детям подарки в детский дом, проблема сиротства никуда не исчезнет. Это не меняет ничего.

Меня именно как личность устраивает капитализм, здесь я могу реализовать свою любую свою идею, могу получить то, что захочу. Но объективно, капитализм является вырождением человечества. Это система потребления, где люди являются объектами, потребителями ресурсов, и всё. Эта система разрушает и людей и земной шар. Ведь уже сейчас можно было бы создавать двигатели на воде, которые не вредят природе, но нефтяные корпорации будут лоббировать свои интересы и противостоять исследованиям. Та же пластиковая посуда, ее продолжают производить только потому что ее покупают, как бы она ни засоряла окружающую среду. Капитализм развращает человека, развращает его дух.

Человеческий дух хочет свободы, путешествий, а не то, что ему прививают: заработай много денег, купи дорогую машину, имей красотку рядом. Идеи, которые транслирует богатство и капиталистический успех, основываются на низших потребностях и животных инстинктах, но человек – это не животное.  В хардкоре половина об этом.

А что кроме разделения ценностей должен делать человек, чтобы менять общество, по вашему мнению?

Афиша фестиваля “Рок против капитализма” на странице сообщества UHF.

- Чтобы что-то изменилось, как бы это было ни банально, нужно начать с себя, жить по-другому, пропагандировать свои взгляды. Именно этим мы и занимаемся. Когда-то у нас было левое движение, но мы не двигаем революцию – равенство и братство – это то, что у нас сейчас между собой. А в глобальном смысле – есть сочинения Ленина, читайте их. Можно создавать партии и общества, приспосабливать идеи под современные условия и реальные схемы, менять что-то радикально или постепенно.

Это небыстрый путь. Многое лежит на воспитании, и не только в семье, а в том, как создается личность, как в нее вкладывается матрица поведения людей вокруг, и обстановка вокруг, и природа. Это все создает внутренний мир человека и его убеждения. Если изменить мир, люди будут думать в другом ключе.

Человечество не раз на своём пути меняло свое восприятие мира, и изменить это возможно. Нужна глобальная машина перестройки. Это не получится сделать за год и за два, те же китайцы говорят, что построят коммунизм через 200 лет, и вот это, скорее, реальный срок.

Человеческое общество эволюционирует. Вот есть Навальный, к нему на митинги ходят люди, потому что он транслирует общее желание «чтобы все было хорошо». У него нет политической программы, кроме этих идей. И к нему идут люди, которые тоже хотят, чтобы было хорошо. Это люди, не рожденные в СССР, не дети бандитских девяностых, это люди, которые росли в жирные годы, а сейчас это время закончилось, и им это не нравится. Конечно, они обвиняют большого дядю сверху в том, что всё стало плохо. Это естественная вещь. Но самое главное, что у этих людей есть стремление к  хорошему, они хотят менять что-то к лучшему, а через 50 лет они до чего-то и дорастут.

Раньше государству было проще вести пропаганду, сейчас стало сложнее. Интернет очень сильно изменил это. Сейчас можно зайти в Фейсбук и увидеть, что американцы, живут, в общем, так же, как и мы, у них дома в ипотеку и куча кредитов, а нас сталкивают лбами, как врагов. Интернет служит платформой для создания реальной прямой демократии. Не нужны будут депутаты, которые депутатами уже сейчас не являются, и можно будет доносить свои интересы до власти, объединяться с другими людьми. Живые примеры – революции снизу в арабских саранах, которые начинались с Фейсбука. Да, потом их оседлали интересы других стран с оружием и деньгами, но начиналось все от простых людей.

То, что сейчас происходит − это маленькие зеленые ростки, но из них может вырасти лес, лет через 100. И эти ростки надо всячески укреплять.  Если хочешь что-то менять, прятать голову в песок – это глупо. Можно работать и с системой. В инстаграме я слежу за одной женщиной-депутатом из Владивостока. И вот она старается на месте делать что-то, что в ее силах, бороться с незаконной застройкой, отстаивать скверы и парки. То есть, если вступить в партию и располагать ее ресурсами, то можно использовать их на благо. Хотя для этого нужен крепкий моральный стержень, не каждый так сможет. Но также можно делать что-то и вне системы, только по собственной инициативе.

Мы продвигаем наши идеи через маленькое общество, мы выбираем такую форму пропаганды, в том числе, через наши музыкальные выступления. Каждая песня у каждой группы несет личное послание: политика, критика, радость – это все социальная музыка. Хардкор, панк-рок, хип-хоп, несут социальных заряд, сообщение. Есть у моего знакомого репера такая строчка: «Я жду, пока заурядные люди опомнятся», и хоть он никак не позиционирует себя в политическом ключе, все его песни имеют заявление.

В гостях у полиции.

Можно ли работать с системой ее методами? Если говорить про активные действия, что это могло бы быть?

- Если бы я делал какую-то официальную общественную организацию, это было бы не хардкор движение, а именно транслирование наших социальных принципов. Потому что музыка это одно, у кого-то от наших песен кровь из ушей польется или инфаркт случится, это музыка не для всех. А вот идеи могут быть чем-то самостоятельным. При этом все может пересекаться, например, наши хорошие друзья делали открытия и закрытия сезона в ски-парке за бывшим домом пионеров. Там был концерт, и мероприятие, пропагандирующее спорт, поддержала администрация. Это было сделано без какого-то общественного официального движения.

Я сам не занимаюсь этим, потому что, во-первых, я сам не во Владивостоке, во-вторых, у меня слабые выходы на официальную власть, да и на неофициальную тоже. Я больше варюсь в своём соку, и не искал подобных возможностей. Не думал, что кому-то интересно.

Узнать мнение другой стороны оказалось сложнее. Мы пытались пообщаться с Андреем Габараевым, лидером группы BASH’ka VLADIVOSTOK (на фото), ярым представителем скинхед движения во Владивостоке, но Андрей отказался от комментариев, в связи с тем, что на него сейчас заведено уголовное дело за экстремизм. Андрей действительно сейчас на своей страничке активно собирает средства на лингвистическую экспертизу.

Статья 282 УК РФ заставила многих националистически настроенных молодых людей умерить свою публичную деятельность. Современный скинхед не очень выделяется в толпе. Это по-прежнему тяжелые ботинки, толстовки «со смыслом», татуировки, только теперь так может выглядеть любой десятиклассник, и все символы теряются в массовой культуре. В «белых» пабликах, в основном, перепосты, музыкальные подборки, пристрой найденных собак, реклама магазинов футболок и толстовок с символикой. Это не свастики, но германские кресты, символы Третьего рейха, логотипы музыкальных групп. В местных интернет-сообществах часто встречается информация от Андрея Габараева. «С сегодняшнего дня я не подозреваемый, а обвиняемый. Опасный преступник! За исполнение песни на своем дне рождения, в заведении, закрытом на спец. обслуживание, я не имел права петь песни. Я не считаю, что это повод делать из меня преступника, выдумывать этому мероприятию заумные (не очень) формулировки, фабриковать уголовку и портить мне и моей семье будущее и настоящее. Я просто в недоумении. Дело стремительно идёт к суду, и на данный момент обстоятельства складываются не совсем в мою пользу. Видимо, статистика важнее целостности семей. Мне уже неудобно обращаться за помощью, но кроме вас мне обратиться не к кому. Как и прежде, всё упирается в финансы. Пока денег у меня нет, я не могу изменять дело в свою пользу. Больше подробностей на стене я написать не могу, так что, если ещё что-то интересует – пишите в ЛС. Если кто-то имеет желание и возможность финансово мня поддержать, то перевод можно сделать на карту сбербанка. Всем огромное спасибо! Если бы не вы, то меня бы уже закрыли».

Андрей Габараев исполняет песню для единомышленников.

Из отрывков постов сложно собрать какую-то внятную информацию даже об этом деле, непосвященным неблизким людям подробности не сообщают. Возможно, что всё не так миролюбиво, как выглядит в посте, ну а может быть, каким-то образом молодого человека действительно пытаются арестовать за песню. И такое, к сожалению, бывает.

В целом, движение владивостокских скинхедов уже не так активно. В паблике Андрея Гарабаева 2400 человек, но, надо понимать, что не все эти люди разделяют идеологию этого движения. Это пространство больше про музыку, про какой-то узкий юмор, тематическую информацию, в отличие от местных хардкорщиков у них нет прописанного устава, понятий и принципов. Это может быть и связано с тем, что за выражение их принципов идёт уголовное наказание. Дела по экстремизму в крае заводят регулярно. В 2017 году, по статистике прокуратуры, было зарегистрировано 14 преступлений экстремистской направленности, в 2016 году – 22. И это только те, где экстремизм может быть четко классифицирован, уличные драки сюда не отнесешь, их «идейная направленность» тщательно скрывается.

Да, активной деятельности среди приморских националистов стало меньше, это подтверждают и бывшие «коллеги по цеху». Сами хардкорщики с Андреем Габараевым раньше варились в одной тусовке, но впоследствии взгляды одних стали более радикальными, тусовка распалась на два лагеря если не активно враждующих, то открыто друг друга недолюбливающих. В любом случае, эти люди есть, это реальные молодые жители Владивостока и Приморья, которые совсем не похожи на членов полуфиктивных молодёжных кружков. Кажется, если всех этих молодых людей и дальше будут игнорировать, замалчивать, это можт быть чревато ярким общественным заявлением.

До сих пор в сфере молодёжной политики Приморского края молодежь исключительно вылизанная, как потёмкинские деревни, они скрывают за собой те настроения, которые на самом деле живут в людях. И те настоящие, категорически не единые, разные, иногда крайние, иногда не занимающие никаких выразительных позиций, но готовые присоединиться к тем, кто сможет их убедить, нынешние студенты и школьники – дети непростых времен, они полностью отличаются от тех, кто сейчас занимает высокие посты и спускает указы для молодежи. Это люди, которые скоро постепенно начнут вытеснять со своих кресел разномастных чиновников. И есть все шансы, что это будут не специально выращенные активисты, а кто-то из тех, кто в полуподпольных барах играл хардкор и казался неправильным для всех.

Специально для Политического Клуба Владивостока, Алиса Александрова.

  • ARs FuCkEr

    ага представил себе картину – хардкорщики и скинхэды проводят субботники и переводят старушек через дорогу. Нет пусть уж лучше этим молодая гвардияь занимается

  • Хмырь

    Во Владивостоке молодежных банд всегда хватало. Удивляет только то, что местная молодежь еще не наигралась в скинхедов.