Статья хорошо знакомого коллективу Политического Клуба Владивостока, финансового эксперта Александра Владимировича Ивашкина:

Мой авиарейс из Владивостока до аэропорта Норита (Токио) на аэробусе А-320 начался необычно. В современном аэробусе вместимостью 150 человек нас летело ровно 15 пассажиров. Забегая вперед, могу сказать, что в столичной гостинице Токио, где я проживал,  вместимость лифта была 19 человек.

Количество путешествующих в самолете, пожалуй, самый яркий пример реального положения наших торгово-экономических отношений с Японией. А всего общих проектов с Японией на Дальнем Востоке я насчитал восемь, добавьте сюда 20 в европейской части России, на круг около 30 проектов с ведущей экономической державой мира! Конечно, это  капля в море на фоне  совместных экономических проектов с другими странами. В  Набережных Челнах японцы открыли производство по сборке грузовиков, в Калужской области – легковых автомобилей, в Липецке выпускают автопокрышки, в Нижнем Новгороде – радиаторы, обогреватели, а у нас в Приморье  в прошлом месяце стали выпускать машины марок Mazda и Toyota. Для примера, в 80 регионах России (главным образом в Москве и Санкт-Петербурге) действует около 4600 предприятий с германским участием и около 800 предприятий со 100% германским капиталом. Зарегистрировано также 1800 филиалов и представительств германских фирм.

Период поездки совпал с проведением в Японии Дня основания государства, который в стране является национальным праздником и отмечается ежегодно 11 февраля. «Помнить о дне основания государства, воспитывать любящее страну сердце» — таков девиз-лозунг, определенный для Дня основания государства (Кенкоку Кинен-но Хи) законом «О национальных праздниках». Вообще-то этот праздник по историческим меркам  «молодой», он  был официально внесен в список национальных праздников Японии в 1966 году, а вступил в действие в 1967 году. В этот день японцы празднуют день основания нации и императорской династии.

В основе праздника лежит традиционный японский Новый Год, отмечавшийся по лунно-солнечному календарю. По легенде именно в этот день в 660 году до нашей эры первый император Японии легендарный Дзимму взошел на престол и основал Японскую императорскую династию и Японское государство со столицей в Ямато.

И хотя этому празднику предшествует ежегодно еще одно событие, которое стало  отмечаться  совсем-совсем  недавно – с 7 февраля 1981 года, когда в Японии был введен «День северных территорий», но тем не менее для японцев это не праздник, а, скорее, повод напомнить о нерешенных территориальных проблемах с Россией: именно в этот день на простого обывателя обрушивается поток информации о территориальном споре вокруг Курильских островов, в этот день все политические партии Японии через СМИ и просто через уличные демонстрации соревнуются в патриотических лозунгах.

Посещая различные страны мира, пожалуй только от посещения  Японии впервые появилось неожиданное яркое воспоминание о прошедшей почти 68 лет назад  Второй Мировой войне и ее затаенных минах, оставленных грядущим поколениям прошлыми  политиками и правителями. И вспомнилась сразу разделенная, а потом обьединенная  Германия, присутствующая напряженность между двумя Кореями и недавно вспыхнущий конфликт между Китаем и Японией за спорный остров Uotsuri (архипелаг Сенкаку) в Восточно-Китайском море.

Думаю, на этом примере японцы могут понять «болезненность» граждан той или иной стороны на радикальные решения по спорным территориям. А если до конца быть обьективным, то даже со своим существующим  стратегическим другом и партнером США у Японии  были времена, о которых политики обоих государств вспоминают с  грустью.
А ведь шлейф той войны как раз и  повлиял на  российско-японские отношения, которые носят  «особый характер» уже несколько десятков лет. Хотя, если вдаваться в экскурс истории лет эдак на 150 ранее, той отличительной особенностью  отношений наших государств всегда была какая-то определенная напряженность.

Вспоминается очень мало периодов, которые можно было бы назвать действительно дружественными или тем более, союзническими. Скажем, 60-е начало 80-х годов XX века, когда двусторонние торгово-экономические отношения между нашими странами успешно развивались. Япония неизменно была одним из ведущих торговых  партнеров СССР. Отношения Приморского края с Японией почти всегда были более близкими, чем официальные межгосударственные отношения. Возможно, это объясняется общностью судеб отдаленных регионов, т.к периферийное  Приморье чаще имело и имеет контакты с  Японией, нежели с центральной Россией.

Связи между нашими странами всегда осуществлялись через Приморский край. Именно сюда в Приморье ехали первые японские переселенцы, которые пытались построить свое будущее во Владивостоке и Приморском крае. К концу позапрошлого века их насчитывалось около 1300 человек. Русско-японская война прервала процесс переселения, но после окончания войны снова предприимчивые люди из страны Восходящего солнца потянулись в Приморье, и в 1909 г. оседлое японское население здесь насчитывало около 4 тысяч человек.
Интервенция 1918–1922 г., в которой весьма отличились японские вооруженные силы, снова прервала дружественные отношения между двумя народами, не способствовала им и Вторая Мировая, завершившаяся разгромом Квантунской армии и капитуляцией Японии перед советскими войсками. До начала 60-х годов прошлого века эти связи практически застыли. Но с подписанием ряда двусторонних долгосрочных экономических  проектов, именно  Дальний Восток и  особенно Приморье снова выходят на передний план двустороннего сотрудничества.

Сегодня японские капиталы и технологии продолжают работать на весь мир, в том числе немного в России. Несмотря на самые разные в различные годы истории отношений со своими соседями, большинство азиатских стран видят в Японии надежного партнера с «должным лицом», поддерживающего их самостоятельность и экономическое развитие. Японский опыт построения экономики всегда вдохновлял другие высокодоходные экономики мира.

Страна с собственной валютой всегда сочетала разумный рост с устойчивой контролируемой инфляцией (заниженный курс йены к доллару, давно превратившийся в мощное оружие политической борьбы за экономические интересы Японии на мировых рынках), ростом  государственного долга и ультранизкими краткосрочными и долгосрочными процентными ставками на протяжении очень долгого времени.

И хотя японским перспективам могла бы позавидовать любая страна мира, но и в их экономике есть проблемы, которые японцы решают с помощью широких мер по стимулированию экономики. В обобщенном сейчас виде это именуются «Абэномикой» по имени лидера японского правительства г-на Сидзу Абэ. Япония сегодня является одним из системных игроков, от поведения которого во многом зависит состояние мировой валютно-финансовой системы в целом. Поэтому так важно чтоб  «Абэномика» помогала не только своей стране, но и способствовала выходу из кризиса других стран, быть может, помогая в развитии  российского Дальнего Востока.
Самый важный вопрос в российско-японских отношениях – проблема мирного договора, который до сих пор не подписан. На сайте МИД России говорится, что переговоры о заключении такого договора ведутся с 1955 года. На мой взгляд, эти переговоры носили лишь форму ни к чему не обязывающих договоренностей и деклараций, где фиксировались готовность сторон «приложить максимальные усилия», «активизировать процесс переговоров», «продолжать переговоры с целью скорейшего заключения мирного договора» и др. Но – «обещать – не значит, жениться». Так получилось и с мирным договором.

Шансов на то, что этот документ будет подписан в ближайшем будущем, не предвидится. Уж больно застарелый характер носит затянувшийся территориальный спор между двумя нашими странами. Все упирается в вопрос территориальной принадлежности четырех самых больших островов Курильской гряды. Не вдаваясь в хитросплетения официальной политики, и вынося «за скобки» вопрос о правоте или неправоте в этой проблеме каждого из ее участников, хотелось бы заострить внимание вот на каком моменте.

Экономические итоги подписания мирного договора – вне зависимости от того, на каких условиях это будет сделано – с лихвой перекроют все мыслимые издержки как России, так и Японии! Но также очевидно и то, что традиционными средствами официальной дипломатии добиться этого нереально. Ни Москва, ни Токио ни в чем друг другу уступать не собираются, что и показали почти 60 лет, прошедшие с момента подписания Советско-Японской Декларации 1955 года.

Могу показаться банальным, но, на мой взгляд, если за столько десятков лет  дипломаты двух великих держав не сумели договориться, то, быть может, в этот процесс пора включаться не только государственным, но и общественным институтам обеих стран? И пусть тогда реальная экономика (а не заскорузлая политика, ориентированная на застарелые амбиции) проникает в ткань наших добрососедских отношений.

После посещения сопредельных стран в очередной раз убеждаешься, что экономика Российского Дальнего Востока нуждается в коренной перестройке. В мире накопилось достаточно позитивного опыта  отдельных регионов и целых государств, где качественно осуществлялся мощный прорыв экономики. Например, СЭЗ Китая или успешный опыт реформирования экономики во Вьетнаме, наконец,  есть Южная Корея, взявшая на вооружение эффективную модель, и сумевшая за рекордно короткий срок добиться выдающихся успехов в социально-экономическом развитии.

Хотя конечно не в Японии одной дело. Преодоление отсталости Приморья, на мой взгляд, кроется, прежде всего, в готовности властей предержащих сотрудничать с нашими соседями по АТР – всеми, кто в той или иной степени может и хочет участвовать в развитии производительных сил Российского Дальнего Востока.

Что это даст?

Во-первых, иностранцы вынуждены будут конкурировать между собой, и никто не сможет добиться у нас гегемонии. Во-вторых, в восточные районы потянется наш, российский, народ. Российский Дальний Восток окрепнет, да и углубится  взаимозависимость. Китайцы, корейцы, японцы и все те, кто вкладывает в наши восточные районы деньги, будут работать с нами, будут заинтересованы в процветании тихоокеанских окраин России.

Вспомните  Европу. Франция и Германия почти целое столетие воевали когда-то из-за спорных территорий, меньших по площади, чем весь Приморский край, а теперь в Объединенной Европе франко-германская граница существует лишь виртуально – люди движутся в обоих направлениях, даже не замечая ее. Когда в тупике дипломаты, тогда, может, стоит попытаться вновь наладить контакты с чистого листа?

Из частных бесед с японскими предпринимателями вынес одно: в условиях отсутствия мирного договора между Россией и Японией, предприниматели считают наш край «….нестабильным, в сильной зависимости от воли европейской столицы – Москвы». Приведу слова одного из них – «….если хотите «рубить окно» в АТР и  стремитесь дружить с соседями по региону – тогда почему Москва не дает  достаточных полномочий Дальнему Востоку России, заставляя его жить, постоянно озираясь на европейскую столицу России – Москву?». Какая-то истина в этих словах есть… Создать новый политичекий центр России в Азии? Им может стать Владивосток, оставив Хабаровску роль экономического управленца развития Дальнего Востока”.

deita.ru