Вторая часть статьи о злоключениях приморских губернаторов и владивостокских мэров.

С предыдущей частью статьи «Проклятое кресло мэра Владивостока: закулисные баталии за власть в регионе. Часть 1.» вы можете ознакомиться по данной ссылке

Итак, теневые дельцы легализовались, всё реже и реже в криминальных сводках сообщалось о заказных убийствах. Теперь с конкурентами боролись при помощи «административного ресурса». У особо ретивых просто «отжимали» бизнес.

Винни-Пух и его друзья

Несмотря на своё прошлое, Владимир Николаев показал себя способным политиком и градоначальником. Он понимал, что общественности известно о его прошлом, горожане называли своего мэра не иначе как Винни-Пухом. Большое внимание, как и его предшественник, Николаев уделял личному пиару, но вывел его на совершенно другой уровень. В городе действовали муниципальные программы поддержки молодёжного спорта, строились стадионы, детские площадки, в домах массово появлялись железные кодовые двери. На этих дверях и стадионах красовалась фамилия «Николаев». Владимир Викторович первым из владивостокских градоначальников стал поддерживать тесные связи с общественностью, к идеям которой нередко прислушивался, а на общественные инициативы выделялись финансы. Новый градоначальник даже смог наладить диалог с местными национал-патриотами, которым явно симпатизировал. Владимир Николаев чётко знал рецепт народной любви – 1) не жалей денег на СМИ, 2) делай щедрые подарки горожанам, 3) поддерживай отношения с самыми инициативными и деятельными из них. Крышеванием торговых палаток пришёл конец, с телеэкранов к горожанам обращался солидный политик, с грамотной, хорошо поставленной речью. Другое дело – выступления Сергея Дарькина, которому непосильным трудом давалось общения с журналистами.

Горожане постепенно забывали о криминальном прошлом своего мэра, на смену образа лидера ОПГ, формировался новый лик градоначальника – доброго, инициативного и в меру упитанного медвежонка. Опытный пиарщик знает, люди в большинстве своем живут сегодняшним днём и часто забывают или даже прощают нехорошие поступки политиков, сделанные когда-то в прошлом.

В Приморье середины нулевых складывалась тяжёлая демографическая ситуация, а экономика в регионе находилась в стагнации. Жители края, не видя перспектив для развития собственного дела или карьерного роста, массово уезжали – кто за границу, кто в центральную полосу России. Владивосток развивался слишком медленно, одних стараний Николаева было явно недостаточно. А край и вовсе вымирал.

В 2006-м году Москва наметила план постепенного улучшения инвестиционного климата в Приморье. Было принято решение провести во Владивостоке саммит АТЭС, подготовить для него соответствующую инфраструктуру, навести порядок в общественно-политической среде и задавить в административном центре не легализовавшийся криминал.

Всё должно было идти своим чередом, но Владимир Николаев стал совершать серьёзные политические ошибки. Мэр и губернатор не избежали участи своих предшественников, и даже партийная солидарность не смогла обуздать их соперничество. Администрации края и города делили между собой власть над административным центром. Политическое противоборство даже переросло в рукоприкладство. Поговаривают, губернатор серьёзно пострадал от рук или даже от ног мэра, имевшего соответствующую спортивную квалификацию.

Мэр – патриот и «Дело Мещерякова»

И если бы только борьба города и края, ставшая к тому времени традиционной. В 2006-м году, Николаев дал разрешение провести во Владивостоке «Русский марш». С точки зрения градоначальника он поступил мудро: выстраивал цивилизованный диалог с местными патриотическими силами. Ведь на улицах Владивостока того времени действительно кипели страсти. Обстановка была практически предреволюционная. Николаев считал – пусть лучше на улицах проходят «Русские Марши», чем митинги за создание «Дальневосточной республики».

На фото: полковник милиции Геннадий Тарабаров (Справа) благодарит организатора «Русского Марша» Сергея Карнауха (слева) за хорошую организацию меропиятия и недопущение беспорядков. (4 ноября 2006 года).

Но Москва была крайне недовольна сотрудничеством русских патриотов и Администрации Владивостока, прежде всего, не желая видеть в крае ещё одного политического игрока, которому бы пришлось искать место в конструируемой политической системе. Дарькин пообещал «разобраться» с теми, кто санкционировал «Русский марш».

Умелые журналисты нашли нужный кадр Владимира Николаева указывающего что-то правой рукой. Эта фотография активно тиражировалась в интернете и местных СМИ.

Но и к самому Дарькину накопилось немало вопросов. Неприемлемым для Москвы было наличие у краевой администрации теневых схем реализации госимущества. Наличие подобных схем указывало на причастность к ним самого губернатора. Сергей Михайлович не был дураком, ни один чиновник не отважился бы проворачивать что-то настолько масштабное за его спиной.


Всё это время, как бы безучастно и абсолютно безмолвно, Управление ФСБ по Приморскому краю вело свой тщательный мониторинг всей ситуации в регионе. Внедрялась агентура, собирались сведения, постепенно формировались уголовные дела. В ФСБ на федеральном уровне давно был наведен порядок. Теперь по первому звонку с Лубянки, УФСБ по ПК готово было снять любого чиновника, прекратить карьеру любого регионального политика, ведь грешки имелись почти за каждым.


В конце 2006-го года началось «дело Мещерякова», основными фигурантами которого стали непосредственно сам Игорь Мещеряков, Феликс Круч и Владимир Книжник. Игорь Мещеряков на тот момент занимал должность и.о. руководителя Территориального управления Федерального агентства по управлению федеральным имуществом, Феликс Круч был директором Дальневосточного филиала ФГУП «Федеральная логистика», Владимир Книжник был главой департамента имущественных отношений администрации Приморья, всего же по делу прошли 14 человек, а точки над i в нём не расставлены до сих пор. Более половины фигурантов провели за решеткой не по одному году, им вменяется незаконная продажа объектов бывшей госсобственности, в результате чего совокупный ущерб бюджетам края и страны, по версии следствия, превысил 500 миллионов рублей.

«Все лица установлены: Игорь Мещеряков не согласен с затребованным прокуратурой наказанием» – с таким заголовком 28 июня 2016-го года, вышла статья информагенства newsvl.ru. Вот некоторые цитаты Мещерякова:

«На мой взгляд, изначально дело носило политический характер. Я не знаю, зачем это нужно было государству. На мой взгляд, для того, чтобы скомпрометировать и убрать Дарькина. Предполагаю, что это было связано с приходом в край денег на АТЭС. В первых обвинениях фигурировал Сергей Дарькин. Затем в 2010 году органы следствия вынесли постановление, что в действиях губернатора нет состава преступления. И везде заменили Дарькина на неустановленное лицо, хотя нигде, ни в чьих показаниях не говорится, что это лицо было. Якобы кто-то еще был, но мы не знаем, кто — не было такого. Все лица установлены. Но у Дарькина состава преступления нет, а у нас есть. Потом, когда отпали причины все это делать против губернатора, все доводы свалили в одну кучу и передали в суд»

«Меня обвиняют на основании того, что я работал, выполнял поручения Москвы, а когда работал в администрации края, выполнял поручения губернатора. Это преподносится так, будто я создавал преступное сообщество. Но я никого не приглашал на работу, не протежировал. Да, я знаком был с Юрием Степанченко (также обвиняется в создании ОПС, его дело вынесено в отдельное производство, однако по причине того, что бывший депутат живет в США, не рассматривается), был в близких и дружеских с ним отношениях. Но как аукционы организовывать — это не моя была ответственность…»

Вот он классический пример современного российского правосудия – здесь вижу, тут не вижу.

 

На фото: Игорь Мещеряков и “лицо неустановленное следствием”.

Что касается Владимира Николаева, то у правоохранительных органов была масса поводов для заведения уголовных дел на ставшего неугодным мэра. Но действовать надо было осторожно, в соответствии с интересами государства. Если бы правоохранительным органам было велено навести в крае правовой порядок и привлечь Николаева, что называется, по всем делам, прошлым и настоящим, то ниточка от мэра неминуемо потянула бы за собой губернатора, а затем и приморского сенатора. Вся система политического администрирования  края рухнула бы тогда в одночасье, что было неприемлемо ввиду грандиозных планов его обустройства.

Но из необъятной папки проступков и злодеяний опытный чекист может, как из шляпы фокусника, на глазах у ликующей прокуратуры, вытащить любой нужный материал. Так, в феврале 2007-го года родилось дело «о превышении служебных полномочий».

Дело в том, что мэр Николаев очень любил ездить на работу и возвращаться с неё в сопровождении картежа с мигалками, причём, по версии следствия, бремя расходов на столь помпезное передвижение, ложилось на бюджет городской администрации. Когда тучи в очередной раз стали сгущаться над владивостокской мэрией, Владимир Николаев предпринял попытку прибегнуть к дипломатии и явился в Москву для переговоров с Владиславом Сурковым, тогдашним замглавы Администрации президента. Но встретился Николаев лишь с сотрудниками ФСБ и Беланом Кириллом Анатольевичем, следователем отдела по расследованию особо важных дел прокуратуры Приморья. Николаев вместе с Беланом вылетели обратно во Владивосток, где опального мэра арестовали  и заключили под стражу. В декабре этого же года, Николаев был приговорён к 4 годам и 6 месяцам лишения свободы условно, а летом 2008-го года вылетел в Таиланд, где пребывает по сей день. Вместе с Николаевым, уголовному преследованию подверглись его заместители, и за несколько месяцев администрация Владивостока была вычищена от «николаевских».


Совсем недавно материал на Википедии о Владимире Николаеве подвергся серьёзной редакции. Исчезли все упоминания о криминальном прошлом и о первом уголовном деле, а пункт о втором уголовном деле преобразился до неузнаваемости, и теперь называется «Фабрикация уголовного дела». Особенно интересна в данном пункте такая формулировка (орфография сохранена) – «говорят что Пушкарев и Дарькин были основными заинтереснтами и заказчиками уголовного дела против Николаева с целью гарантированной поставки бетона ооо Спаскцемента на все стройки самита по завышенным ценам, Николаев был противником данной схемы».


Пока Владимир Николаев ищет, где укрыться от беспощадного тропического солнца, счастливый Игорь Пушкарёв покупает билеты во Владивосток, а Сергей Дарькин открывает шампанское, предлагаю сделать небольшую музыкальную паузу. Поучительная песенка советской группы «Гротеск» – «Мы все участники регаты».

Региональный тандем 

Одновременно с началом уголовного преследования Владимира Николаева, губернатор нанёс по серому дому сокрушительный удар. Своим постановлением от 12 февраля 2007 г. N 28-па, Сергей Дарькин реформировал «Управление государственного имущество Приморского края» в «Департамент земельных отношений Приморского края». Впоследствии администрация Владивостока потеряла право распоряжаться большей частью своих земельных угодий, данные преференции отошли администрации края, это существенным образом упростило процедуру передачи  земельных участков под объекты саммита АТЭС-2012. Теперь в ведении города оставалась лишь архитектура.

Однако карьера самого Дарькина висела на волоске, уголовное дело против чиновников Администрации Приморского края было чёрной меткой губернатору. Полная лояльность и чёткое выполнение поручений федерального центра, было единственной возможностью остаться на посту. Требовалось для этого ни много ни мало: 1) В срок осуществить подготовку  к саммиту АТЭС-2012, 2) Обеспечить победу на предстоящих выборах для партии «Единая Россия» и Дмитрия Медведева.

Дарькин осознавал всю серьёзность своего положения, и незамедлительно началась борьба за контроль над избирательными комиссиями. Для надёжного осуществления политических задач стал активно задействоваться «административный ресурс», а для управления массами в крае уже давно работали опытные специалисты в сфере пиар-технологий. Мало кто из обычных избирателей слышал когда-нибудь фамилии Ситников, Сидоров, Шемелев, Митькин (он же Спокойнов) или об агентстве «Имидж Контакт». А ведь эти люди делали выборы в регионе с начала нулевых, именно они привели к власти Николаева, Дарькина, Пушкарёва и многих других представителей теневой элиты региона.


«Властители людских душ», «знатоки человеческой психологии» – как только ни называют политтехнологов. Кстати, они работают не только в период выборов. На регулярной основе политтехнологи востребованы в СМИ, в сферах социального-проектирования, государственных переворотов и наоборот их подавления и т.д. Искусство манипуляции было востребовано на протяжении всей истории человеческой цивилизации. На сегодняшний день ведущей страной в области теории и практики политических технологий, бесспорно, являются США. В 90-е годы американские специалисты консультировали Администрацию Президента РФ, а также активно работали на выборах федерального уровня. Изрядно потрудившись в 90-е, заокеанские манипуляторы оставили после себя немало учеников. Ведущие отечественные специалисты в этой области  стажировались в США и Великобритании.


К моменту возвращения из Москвы Игоря Пушкарёва, партнёра Сергея Дарькина, всё было готово для его беспрепятственного избрания на пост мэра Владивостока.

В мае 2008-го года во Владивостоке состоялись очередные выборы мэра. Политтехнологи «ЕР» эксплуатировали предстоящий саммит, привязывая столь грандиозное для города событие к имиджу своего кандидата. Хитрый лозунг «Кто он, человек Кремля?» будоражил умы жителей города. У избирателя складывалось впечатление, что если он проголосует за другого, то саммит попросту отменят. В итоге выборы прошли при низкой явке и с большим отрывом фаворита гонки от своих соперников.

Формировался новый политический тандем. Губернатор осуществлял контроль строительства объектов предстоящего саммита, а мэр краевого центра поставлял на стройки цемент. А ведь далеко не все жители нашего края знают, что приватизация «Спасскцемента» проводилась совместными усилиями политического тандема.

Политическая же стабильность обеспечивалась за счёт стараний тех самых политтехнологов, которые, потрудившись на выборах, получили должности в Администрации Приморского края и заведовали всей внутренней политикой региона. Впрочем, об этом уже в следующей части…

Вместо эпилога: 

  • http://politclub-vl.ru/?p=14984 Проклятое кресло мэра Владивостока: закулисные баталии за власть в регионе. Часть 3. — Политклуб

    […] С предыдущими частями статьи вы можете ознакомиться по данным ссылкам: часть 1, часть 2 […]