Григорий Туманов: “Уголовные дела против лидеров оппозиции могут привести к тому, что наиболее активными выразителями протестных настроений станут правые и левые радикалы. Еще несколько лет назад банды националистов нападали на мигрантов и выходцев с Кавказа. За последнее время громких убийств стало меньше. Однако, как выяснила “Власть”, это не означает, что радикальные настроения пошли на спад: на этом этапе националисты ушли в спорт”.

“Мы все понимаем, что сейчас есть куча угроз русской идентичности”
Каждую субботу ровно в 12:00 адвокат Дмитрий Бахарев надевает камуфляж, кидает в вещмешок несколько армейских ножей, пневматических пистолетов и выходит к себе во двор в подмосковном Раменском. Там его встречают еще восемь человек в такой же экипировке. Рассевшись по машинам, они отправляются в сторону леса. Так продолжается уже почти полтора года. “Жить по ЗОЖу” и заняться ножевым боем давний соратник экс-лидера Славянского союза Дмитрия Демушкина Бахарев решил еще в 2008 году, когда защищал участников ультраправой группировки “НСО-Север”, на руках которых больше 20 трупов. Пока мы на его “девятке” сворачиваем с шоссе, по которому дачники расползаются по дачным товариществам, адвокат рассказывает: “Со временем более или менее поднаторел и понял, что могу передать свои знания и другим”. Так появился клуб “Опричник”.
Националисты сейчас практически полностью выключены из публичной политики: одни мотают сроки за насильственные преступления, другие осуждены по 282-й статье, а третьи пытаются встроиться в “болотный” протест, но теряются на фоне более известных оппозиционных фигур. Тем, кто не готов ни сидеть, ни ходить на Болотную площадь, остались спортзалы и секции боевых искусств. В принципе спортом ультраправые занимались всегда — при каждой националистической организации были свои клубы, но оказалось, что теперь они не нужны. Спорт в правой среде сам по себе стал мощным объединяющим фактором и отличным способом для пропаганды идей без привлечения к себе лишнего внимания. Многие националисты видят в секциях по муай-тай, боксу и ножевому бою отличную платформу для создания массовых движений и возвращения в политику.
Большинство учеников Бахарева приезжает в Раменское из Москвы. В удачные дни в клуб приходят по 20 человек — субботним утром такое количество свежих и готовых к занятиям спортом молодых людей впечатляет. Среди учеников Бахарева есть и первокурсники, в которых легко опознать посетителей “Русских маршей”, и зрелые менеджеры.
Недавно в “Опричник” из любопытства пришли тренироваться активисты “России молодой”, да так и остались — оказалось, что раньше они состояли в Национал-большевистской партии, а потом в “Авангарде красной молодежи”, но “национальные идеи” разделяли всегда. “У нас открытая группа, все координаты висят на сайте и в соцсетях, приходи, кто хочет”,— говорит Бахарев, пробираясь сквозь тучи комаров к тренировочной площадке на лесной опушке.
Между деревьями петляет полоса препятствий с колючей проволокой, а по деревьям развешаны мишени. Тренировка занимает больше четырех часов. Начинают с разминки с резиновыми ножами, а затем переходят к спаррингам. В этот раз членам “Опричника” удалось потренироваться с затупленными железными ножами: на “Яндекс-кошельке”, который является единственным источником финансирования клуба, скопилась достаточная сумма для покупки двух специальных шлемов. От ножевого боя Бахарев переходит к военно-тактической подготовке. Участники клуба отрабатывают уход от вооруженного противника: перекатиться вперед, выхватить пистолет и выстрелить. Получается не у всех. Один из участников ковыляет с поля боя, потирая ушибленный пластмассовой пулей пах. Следом Бахарев раздает ученикам пневматические автоматы и показывает, как передвигаться по пересеченной местности в связке. “Один замыкающий, другие защищают фланги, при перебежке последний меняет ведущего”,— командует адвокат четырем фигурам в камуфляже, удаляющимся в лес.
Каких-то особых проблем Бахареву не доставляют ни местные силовики, ни администрация. Мэрия Раменского, насмотревшись на проходящие здесь “русские пробежки”, на одном из городских праздников попыталась устроить одноименную акцию и даже звала Бахарева организатором. Раменские борцы с экстремизмом к адвокату не ходят, но иногда звонят новичкам, говорят, что в лесу в “Опричнике” выращивают скинхедов и просят рассказывать им обо всем, что творится в клубе. Чаще всего им предлагают позвонить самому Бахареву. Тот говорит, что так ни разу и не позвонили.
Больше всего происходящее под Раменским напоминает кружки ДОСААФ, только пропаганда в “Опричнике” ненавязчивая. “Я не объясняю ребятам ничего про национализм, про фа и антифа, тем более что это детские игрушки. Мы все понимаем, что сейчас есть куча угроз русской идентичности, вот с этим мы и будем бороться”,— говорит Бахарев на обратном пути. У “Опричника” есть и неофициальное название: “Стражи Руси”. По словам адвоката Бахарева, так он планирует через три года назвать движение, которое должно вырасти на базе этого клуба. Пока все идет по плану и даже быстрее. Скорее всего, движение будет межрегиональным: за разрешением открыть одноименные секции к адвокату уже обратились националисты из Приднестровья, Свердловской области и еще ряда регионов. “Опричники всегда стояли на страже государства. Мы “государство” понимаем не как временщиков, а как народ. В его интересах и будем действовать, защищая от врагов”,— рассказывает адвокат. Когда я спрашиваю, как именно должен выглядеть этот враг — быть антифашистом, участником Болотной или же оперативником по борьбе с экстремизмом,— Бахарев настойчиво отвечает, что врагов у России достаточно, чтобы выделять кого-то одного.
Раменский клуб "Опричник", по замыслу его основателя, должен перерасти в движение защитников народа от его разнообразных врагов
Раменский клуб “Опричник”, по замыслу его основателя, должен перерасти в движение защитников народа от его разнообразных врагов
Фото: Артем Драчев, Коммерсантъ
“Любой вождь без армии и кулаков — всего лишь философ”
У петербуржца Романа Зенцова, в отличие от Дмитрия Бахарева, свое движение есть уже давно, и дела в нем идут все лучше. Бывший чемпион в боях формата М1 провел 31 бой и выиграл 18 из них. В 2004 году в его карьере началась черная полоса — он проигрывал бой за боем. Потренировавшись с любимым бойцом Владимира Путина Федором Емельяненко, Зенцов в 2006-м нокаутировал двух именитых бойцов М1, но в 2007-м в его карьере снова наметился спад. Год спустя Зенцов основал “Сопротивление”. Следующие несколько лет прошли в намеках на победное возвращение на ринг, но в 2010 году начинающий руководитель националистической организации заявил, что профессиональный спорт для него неприемлем. Того же мнения он придерживается и сейчас. “Можно сутками бессмысленно заниматься. Сейчас полно залов, где народ тягает железо, но нравственность его от этого не растет. Просто в прежние времена они были бы крестьянами и работали в поле, а теперь им надо тратить время и поднимать тяжелые вещи. Спортсмен и воин — разные вещи”,— морщится тяжеловес. Мы встречаемся с ним в одном из номеров гостиницы “Измайлово”. В Москве Зенцов всего на день и уже успел съездить на три деловых встречи, впереди еще несколько — дела в движении идут бодро. На кровати сидит его помощник с фотокамерой, из-под шорт на ноге виден оскалившийся волк — эмблема “Сопротивления”.
Зенцов — уважаемая фигура не только в спортивной, но и в правой среде (хотя сам он предпочитает формулировку “патриотические силы”) — давно понял, что лучшего места для агитации, чем спортзал, не придумаешь. В январе 2012 года алтайское управление ФСБ вместе с региональными властями рассылало по местным школам и вузам такую памятку: “Уважаемые руководители! Управлением Алтайского края по образованию и делам молодежи получена информация о формировании в Алтайском крае регионального отделения праворадикального движения “Сопротивление”. Для распространения своих идей и привлечения новых сторонников руководитель указанного движения Зенцов Р. П., под предлогом пропаганды здорового образа жизни среди молодежи, проводит встречи с учащимися школ и студентами вузов, организует мастер-классы по спортивным единоборствам, в том числе в Сибирском федеральном округе”. В ответ на официальном сайте “Сопротивления” появилось письмо Зенцова, в котором тот обратился “к тем чекистам, кто служит народу”. Он писал, что продолжит свою деятельность, и напомнил им, что у власти находятся “прозападники-либералы, чиновники-приспособленцы и олигархи, а Россия находится в ж..пе”. Беспокойство расцветом спортивных секций с идеологическим уклоном выражают и в центрах по борьбе с экстремизмом. Правда, оперативники из ГУ МВД Москвы, уверенные, что “в этих залах и образуются экстремистские ячейки”, сделать с ними пока ничего не могут. “Там трудно вести оперативную работу незаметно, потому что с нашими рожами вряд ли можно туда прийти и, как ни в чем не бывало, заниматься и слушать. Приходится ходить в открытую”,— говорит источник “Власти” в главке.
Идеология Зенцова замешана на патриотизме, возвращении традиционных ценностей, социализме и воспитании воинского духа. Требований у движения, по сути, два: ограничить миграцию и перераспределить собственность, вернув народу социальные гарантии. “Масса партий, а все уходят от решения двух этих вопросов. Не надо слушать экономистов и чиновников. Та же миграция — политический вопрос. Надо ставить политику над экономикой. Лет через пять для нас Европа будет цветочками”,— считает Зенцов.
Основатель движения "Сопротивление" Роман Зенцов (в центре) стремится к созданию политической партии, которая станет государству либо союзником, либо опасным врагом
Основатель движения “Сопротивление” Роман Зенцов (в центре) стремится к созданию политической партии, которая станет государству либо союзником, либо опасным врагом
Фото: PhotoXpress
Все эти идеи Зенцов в последнее время успешно доносит до соратников на тренировках. При этом дефицита в новых сторонниках у него нет, уверяет националист: “Многие ребята раньше пили пиво, плясали на концертах и загонялись в субкультуру. Мы хотим заниматься политикой, а не субкультурой, а любой вождь без армии и кулаков — всего лишь философ. Поэтому для того, чтобы правую среду сделать немаргинальной, нужна дисциплина, а лучше единоборств и военно-тактической подготовки еще никто ничего не придумал”.
Первые тренировки Зенцов проводил на собственные гонорары от выигранных боев. Большую часть денег вкладывал в аренду зала и экипировку, немного оставлял себе. Первые посетители подтянулись довольно быстро. Зенцов считает, что, так как отрочество многих нынешних националистов пришлось на благополучные нулевые, они уже не так озабочены потреблением и готовы впитывать новые идеи и саморазвиваться. Такие молодые люди приходят к нему довольно часто, а следом идут благодарные отцы. “Был один парень, ходил по школе гопник гопником, а потом пришел к нам и стал заниматься. Пришел его папа как-то: “Ну, вы моего парня вытащили, чем помочь?” А папа — директор строительной фирмы. Я его попросил нам зал оплачивать, а следом и другие отцы подтягиваются. Где-то сами участники движения скидываются, некоторые ведь и свой бизнес имеют”,— объясняет Зенцов нехитрую схему финансирования своих секций. При этом цена в них либо в несколько раз меньше, чем в средних столичных секциях, либо отсутствует вовсе — участники сами скидываются на аренду помещения. Часто навстречу идут соратники повзрослее, которым удалось устроиться в спортивные департаменты. Сотрудники центра Э наведываются на мероприятия Зенцова чаще, чем в клуб к Бахареву, но он и не против: “Можно прийти и наломать дров, а многие полицейские приходят и видят, что ребята заняты спортом, патриотичные. Некоторые даже открыто говорят, что с удовольствием поддержали бы, если б не служба”.
Флаги и митинги Зенцову претят. Говорит, что не хочет создавать картинку в ущерб эффективности. “Я не буду называть конкретные движения, но чего они добились?” — откидывается в кресле экс-чемпион. Серьезно настроенные правые, по его мнению, научились мыслить перспективно и не размениваться на мелочи вроде посещения акций или уличных стычек с идеологическими противниками из числа антифашистов. В секции на семинары, проводимые Зенцовым, сейчас приходят тысячи молодых людей, которые впоследствии должны стать либо активистами, либо сторонниками политической партии “Порядок”. “Столько раз власть пыталась встроить правых в систему, что наиболее одиозные и практичные люди поняли, что никто и ничего не даст. Есть четкое понимание: в движении появились дрожжи. Их много не надо. У нас появилась масса людей, выдержавших пресс со стороны силовых и идеологических структур, которые готовы жертвовать собой”,— говорит Зенцов. Когда “Порядок” оформится в официальную партию, прогнозирует он, государству придется выбирать: обрести сильного союзника или врага с хорошо физически подготовленным активом.
Даже если отбросить оптимизм Зенцова, видно, что задумка работает: нет ничего яснее схемы “спорт—здоровье—национализм” без лишней политической нагрузки. “Мы против того, чтобы открывать какую-то одну федерацию, потому что видим, что ребята после наших турниров начинают сами открывать секции и проводить турниры в маленьких городишках”,— говорит Зенцов. Турниры по смешанным боям стали еще одним важным пунктом в консолидации националистов через спорт. В Центральной России они проходят десятками и собирают по несколько тысяч человек. Зенцов рассказывает, что только на его турнир “Сечь” в мае этого года пришло 2 тыс. зрителей. При этом билеты в спорткомплекс “Юбилейный” не продавались, а распространялись по своим.
Одежду и аксессуары патриотической марки White Rex вряд ли купит человек с антифашистскими взглядами
Одежду и аксессуары патриотической марки White Rex вряд ли купит человек с антифашистскими взглядами
Фото: white-rex.com/blog
“Нашу команду интересует исключительно спорт и помощь талантливым бойцам”
Сколько он себя помнит, Денис Никитин хотел основать свое дело. В 2007 году организатор самого популярного у националистов и завоевавшего престиж далеко за пределами правой среды турнира White Rex в очередной раз сменил работу уборщика на вышибалу и копил деньги на издание собственной видеоигры. Вскоре он узнал, что такая видеоигра уже существует, и уже в 2008 году, прямо накануне кризиса, разработал новый бизнес-план: продавать майки и свитшоты с принтами патриотической направленности, стилизованными рунами и прочими изображениями суровых северных воинов. Первые 150 тысяч экономист-недоучка накопил сам, еще столько же занял у знакомых и родственников. Пошив первую партию (всего 70 изделий) одежды, он решил, что лучшего способа продвигать свою продукцию, чем провести турнир по боям без правил, не придумаешь. Связавшись с друзьями в Воронеже и скинувшись на аренду небольшого ночного клуба, он через знакомых спортсменов стал распространять приглашения на турнир “Дух воина”. Поучаствовать в боях пришло порядка 30 человек, а билеты, чтобы понаблюдать за ними, купила почти сотня. Самого Никитина до сих пор можно увидеть на видеороликах с турнира: в белой рубашке и джинсах он сидит на корточках и держит разъезжающиеся маты, уложенные посреди танцпола. Там же и разлетелась его первая партия одежды.
Тогда же Никитин вывел окончательную концепцию своего проекта. “White Rex — это не просто марка одежды, это целый проект, основной целью которого является объединение людей со схожими взглядами и убеждениями. В White Rex нет посторонних. Помимо одежды и спортивной экипировки, компания оказывает помощь при организации спортивных турниров, спонсирует отдельных бойцов, а часть денег идет на благотворительность”,— говорится на официальном сайте компании. Спустя четыре года Никитин в дорогом пиджаке уже стоял на арене петербургского “Гигант-холла” вместе с известным телеведущим и популяризатором спорта Сергеем Бадюком, который говорил, что, “пока его носят ноги”, он будет приходить на турниры White Rex. Тогда Никитин и понял, что ему удалось придумать бизнес, который до него никто не пытался создать. Схема оказалась востребованной настолько, что с проданных билетов на турниры ему удается запустить новую линию одежды, а с продажи кофт и футболок — отложить на организацию нового турнира. Недавно Никитин вернулся из Рима, где прошел очередной “Дух воина”. Теперь он готовит полномасштабную экспансию в Западную Европу: местные спортсмены-любители и тренеры, побывавшие на римском турнире, уже предложили помочь с организацией в Праге. В перспективе Никитин мечтает если не полностью выдавить, то уж точно обскакать по популярности лицензию М1, которой владеет Вадим Финкельштейн. “Мы не видим на этом поприще новых талантливых бойцов, а наши турниры помогают ребятам из провинции показать себя и, возможно, стать новыми звездами. Если мы замечаем талантливых спортсменов, то помогаем им финансово. В конце концов, наш турнир уже вышел на такой уровень, что победить в нем престижно”,— говорит он.
На мероприятиях Никитина не звучит националистическая риторика, но довольно сложно представить себе антифашиста в качестве их зрителя или участника. Как и в секции Зенцова, на эти турниры приходят только те, кто уже имеет конкретные взгляды. На 16-м “Духе воина” в московских “Крыльях Советов” на ринг выходил известный националист Максим Марцинкевич (по прозвищу Тесак), среди публики можно увидеть людей в татуировках, которые не оставляют сомнений в их идеологической принадлежности, а некоторые мероприятия и вовсе ведет вышеупомянутый Роман Зенцов. Да и многие принты на майках White Rex исполнены фактически на грани: вроде просто две авиационные бомбы, а вроде отверстия в цифрах 88. Сам Никитин говорит, что, безусловно, придерживается определенных взглядов, но считает, что никакого отношения к турниру они иметь не должны. “Нашу команду интересует исключительно спорт и помощь талантливым бойцам”,— отрезает он. От дальнейших комментариев “Власти” Никитин отказывается, объясняя это тем, что готов общаться только со спортивными, а не общественно-политическими СМИ.
Эксперты напоминают, что уход националистов в спортивные клубы не означает, что они снова не выйдут на улицу — еще лучше подготовленными
Эксперты напоминают, что уход националистов в спортивные клубы не означает, что они снова не выйдут на улицу — еще лучше подготовленными
Фото: Павел Кассин, Коммерсантъ
Именно отсутствием пропаганды и субкультурности объясняет популярность White Rex тот же Марцинкевич. “Однажды полиция пришла на турнир и кричала, что тут собрались маргиналы и нацисты, но потом увидела, что на афише напечатаны цены за билеты, что тут не слет страшных нацистов, а спортивное мероприятие. После этого они поняли, что никакой подпольщины тут нет, и больше не приставали”,— говорит он. Так же на “Дух воина” смотрят и чиновники: департамент спорта Москвы помог организовать турнир в “Крыльях Советов” именно исходя из того, что это в первую очередь пропаганда “патриотизма, спорта и здорового образа жизни”. White Rex поддерживает и Фонд развития спорта и патриотизма Родиона Пастуха — вице-президента Федерации профессионального бокса России. С организацией 9-го “Духа воина” в Екатеринбурге помогали и представители православного фонда Дмитрия Солунского. Не меньшую роль в продвижении турнира за счет собственной популярности сыграл Сергей Бадюк. Правда, сам он обсуждать политические вопросы не хочет: его можно увидеть и в компании изрисованного антифашистскими татуировками Джеффа Монсона, и в компании того же Зенцова. Я спрашиваю Бадюка о его взглядах на открытии воркаут-площадки на проспекте Вернадского, где спортсмен регулярно ведет мастер-классы. В толпе видны и молодые кавказцы, и крепкие парни в пресловутых майках White Rex, и поклонники рэпера-идеолога “ЗОЖа и турничков” Миши Маваши. Услышав слово “национализм”, до этого весело раздававший автографы Бадюк немного мрачнеет: “Я за то, чтобы в спорте была идеология, это хорошо, но я не комментирую политические вопросы, не надо меня в это втягивать”.
С помощью спорта правое движение сейчас достигло той консолидации, которой у него прежде не было, соглашается Александр Верховский из занимающегося в том числе мониторингом деятельности праворадикалов центра “Сова”. “Новое поколение националистов окончательно разочаровалось в известных лидерах вроде Дмитрия Демушкина или Владимира Тора и потому пытается делать что-то свое. Я напомню, что и банда Николы Королева, который сел пожизненно за подрыв Черкизовского рынка, фактически образовалась на базе спортивного кружка, но сейчас в этих секциях стало меньше открытой политики”,— говорит эксперт. С улиц никуда не ушли и не уйдут мелкие группы, нападающие на приезжих и вступающих в стычки с антифашистами, но уже видно, что субкультурность националистам больше неинтересна. “Правая среда действительно все последнее время подвергается жесткому прессингу, поэтому и нашла себя в таком вот формате. Властям отчасти тоже спокойнее: вроде тягают железо и бегают, все не режут кого-нибудь. Но надо понимать, что им по-прежнему ничего не мешает это делать, тем более что теперь они лучше натренированы”,— констатирует Верховский.
То, что военно-тактическая подготовка и спарринги станут отличной вербовочной площадкой для новых движений, в которых идеологическая составляющая предельно проста, видно хотя бы по тому, что власти уже пытаются заниматься плагиатом. Близкая к Кремлю умеренно-националистическая партия “Родина” с возглавившим ее после ребрендинга Александром Журавлевым уже решила делать ставку на спортивно-патриотические кружки.