Две песни, две судьбы

В июне этого года 300 тыс. рублей штрафа и судимость за песню, размещенную на странице социальной сети «Вконтакте», получил житель г. Хабаровска.

Решение вынесено судом первой инстанции и будет обжаловано. По имеющейся у нас информации, обвинение задействовало в судебном процессе секретных агентов. Одним из доносчиков оказался знакомый обвиняемого. Двое других, семейная пара, утверждали на судебном процессе, что случайно наткнулись на страницу подсудимого и прослушали ту самую злополучную песню, которая, с их точки зрения, является экстремистской. О том, что размещённая в соцсети песня находятся в списке запрещённых материалов, горе‐меломан не знал. Защита обвиняемого отметила, что данная семейная пара уже свидетельствовала в подобных процессах на стороне следствия.

А во Владивостоке суд признал координатора местного штаба Навального Владимира Дубовского виновным в распространении экстремистских материалов и назначил ему наказание в виде административного ареста.

В постановлении Первореченского районного суда Владивостока, фотография которого есть на странице, говорится, что Дубовский разместил на своей странице “Вконтакте” песню, которая внесена в федеральный список экстремистских материалов.

В свою очередь Дубовский в суде заявил, что не размещал эту песню на своей странице и полагает, что аудиозапись могли разместить неизвестные, имевшие доступ к его странице.

Как не стать «экстремистом»?

Не обязательно быть ярым противником действующей власти, чтобы в ваших высказываниях в интернете нашли признаки экстремизма. Так, 26 апреля 2016 г. «За поддержку российской военной операции в Сирии и призывам к расправе над сирийцами» интернет‐предпринимателю Антону Носику было предъявлено обвинение по 282.1 УК РФ. Поводом для уголовного дела послужила запись в блоге Носика в «Живом журнале» от 1 октября 2015‐го.

«Человек и закон» пишет:

«…Под статью умелые «юристы» могут подвести публикацию нацистской символики, что расценивается как пропаганда фашизма. Фактически, это может быть любое фото времен Второй мировой войны с присутствием там солдат рейха или нацистских преступников. Можно пойти на нары за оскорбительные высказывания об РПЦ (тут уже оскорбление чувств верующих) или карикатуры про негров и Ку‐Клукс‐Клан (обвинение в пропаганде расизма).

Причем иногда может хватить и одного лайка под «неправильной» картинкой, чтобы отправиться под суд и фактически подписать себе приговор. В 2012 году одного из активистов националистической партии «РОС», некоего Филиппова, оштрафовали за лайк, поставленный под кадром из фильма «Американская история Х», на котором изображен герой Эдварда Нортона с татуировкой в виде свастики.

Сначала Филиппова собирались судить по уголовной статье, однако позже переквалифицировали обвинение на административную — о пропаганде нацистской символики. Примечательно, что фильм, из которого был вырван кадр, не запрещен и неоднократно показывался по ТВ…» (ссылка)

Медийный адвокат из Владивостока Галина Антонец в недавнем интервью корреспонденту РИА VladNews подробно рассказала, в чём таится опасность 282 Ст. УК РФ:

«… чаще всего попадает молодёжь, и даже дети. Причём они редко размещают какие‐либо картинки именно с целью пропаганды экстремизма или призыва к таким действиям.

Взрослые замечены в экстремизме реже, но они попадают под статью. Приведу пример. Взять хотя бы статью 20.3 Кодекса об административных правонарушениях России, которая наказывает за демонстрацию либо пропаганду нацисткой символики или атрибутики. Можно опубликовать картинку из учебника истории про Великую Отечественную войну или фотографию из Южной Кореи на фоне буддистского храма… и формально загреметь под статью. Штраф там небольшой, одна тысяча рублей. Но, поздравляю вас, вы теперь экстремист. И на вас всегда будет висеть это – привлекались по экстремистской статье. Очень надеюсь, что удастся «пробить» изменения в данную статью, и наказываться будет только демонстрация с пропагандой, а не просто демонстрация символики…

…В 99,9% процентов случаев попадание детей под экстремистские статьи не имеет ничего общего с настоящим экстремизмом. Глупость, незнание закона, желание выглядеть крутым, выделиться и прочее. Но система не разбирается в причинах, она наказывает. Никакого снисхождения. У меня такое впечатление, что на «экстремистских» детях делают статистику. Ведь далеко ходить не надо – нарушает каждый второй. Сейчас система настроена на наказание, а не на профилактику. Информации для детей даётся очень мало, а если даётся, то сухим официальным языком, языком запугивания и запретов. А с ребятами надо говорить на их языке, объяснять, а не пугать, общаться, а не строить по стойке смирно. Создаётся впечатление, что никто не хочет менять то, что построено сейчас. Детей-«экстремистов» удобно иметь для красивых отчётов…»

Меломан из Хабаровска, выложив песни сомнительного содержания «Вконтакте», автоматически стал участником лотереи уголовного преследования. Кого‐то не заметят, а кому‐то суждено стать очередной «палкой» в отчётах ФСБ и МВД. Первая ошибка состояла в том, что прежде чем выложить песню, подсудимый не сверил её со списком экстремистских материалов. Вторая ошибка в том, что он был пользователем сети «Вконтакте».

В случае Владимира Дубовского показательно, что Навальный не оказал никакой юридической помощи своему координатору во Владивостоке. Вы держитесь здесь… как‐нибудь сами. Впрочем, неново для навальновцев, которые регулярно бросают своих активистов и координаторов под танки. А ведь именно грамотная защита в суде может, как минимум, смягчить наказание или и вовсе разбить все аргументы стороны обвинения.

Целесообразность

Чтобы обвиняемому в экстремизме защитить себя в суде, ему приходится заказывать лингвистическую экспертизу, к слову, недешевую. Само государство тратит на подобные дела немалые бюджетные средства. Известен случай с жителем Владивостока Сергеем Карнаухом, в отношении которого в 2009 году было возбуждено уголовное дело по 282 ст. УК РФ. Обвинение несколько раз возило за бюджетные деньги свидетелей и доносчика из Хабаровска во Владивосток, проводились лингвистические экспертизы, следователи летали из Хабаровска во Владивосток и обратно. В итоге, дело в суде развалилось.

Судьи же порой выносят противоречивые решения, а сам список обвиняемых вызывает подозрения в предвзятости. Многие политики, общественники, религиозные и культурные деятели лояльные власти порой допускают высказывания, за которые обычного гражданина могут, как минимум, оштрафовать.

Перспектива

В Государственную Думу внесли законопроект, исключающий уголовное наказание по части 1 статьи 282 УК РФ («действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды с использованием средств массовой информации, в том числе сети Интернет»). Документ опубликован на сайте системы обеспечения законотворческой деятельности.

Авторы законопроекта — депутат‐одномандатник Алексей Журавлёв (он же — председатель партии «Родина») и член фракции КПРФ Сергей Шаргунов. В пояснительной записке к законопроекту они отметили, что его цель — введение «справедливой ответственности» за неопасные для общества действия.

Политический Клуб Владивостока выступает за отмену 282 ст. УК РФ.

С недавних пор в Приморском крае действует объединение «киберволонтёров», которое будет отслеживать опасный для детей контент в интернете и передавать сведения о нём в надзорные органы. В борьбе с детской порнографией и наркоторговлей волонтёры не помешают, но очень надеемся, что в делах по 282 ст. УК РФ киберволонтёры задействованы не будут.

Наказывать следует за призывы нарушать закон, а не за мировоззрение. Прекращение практики доносительства по политическим статьям будет способствовать снижению напряжённости в обществе.

P.S. И даже невинный флаг военно‐воздушных сил Финляндии может навлечь на вашу голову уголовное преследование. Просто забейте в любой поисковой системе слово «хакаристи». К слову, мы не рекомендуем найденные снимки публиковать на вашей странице «Вконтакте».