1-я краснознаменная дивизия им. Навального сформирована во Владивостоке. Владимир Шибаев о новых гибридах в местной политике.

Однажды мне приснился страшный сон: русские националисты воюют за Украину, руководство коммунистической партии крестится в православном храме, а региональное КПРФ поддерживает буржуазного кандидата на выборах в Президенты Российской Федерации. Немного протерев глаза, меня вдруг осенило, что это был отнюдь не сон, а ироничная реальность современной России, в которой, как бы выразился советник египетского фараона Ипувер, «страна перевернулась, подобно гончарному кругу».

Казалось бы – да и черт с этим. Ну подумаешь, коммунисты крестятся и продвигают буржуазного кандидата – за последние лет шестьдесят повестка мирового левого движения мало отличается от повестки мондиалистского капитализма. Открытие границ для всех? Ликвидация государства? Освобождение «угнетённых» меньшинств? Преследование различных «-фобов» коих плодит неуёмная фантазия различных комнатных интеллектуалов? В этом и в сонме других вопросов глобалист и левый идут в одном направлении, что можно было видеть, например, на последних выборах во Франции, где и право- и леволиберальные кандидаты во втором туре выборов объединились против альтернативы их гегемонии Марин Ле Пен. Здесь, конечно, нельзя не учесть важный нюанс – если капитал, в целом, исходя из самой своей сути, имеет рычаги влияния в виде финансов и СМИ, то современные левые выполняют для него всю «грязную» работенку: выйти на митинг, закидать несогласных с мондиалистской повесткой помидорами и верещать в подконтрольной прессе о некоем «возрождении фашизма/реакции/врагов свободы» – нужное подчеркнуть или придумать другое клеймо против политических оппонентов.

Да, после Маркузе и Франкфуртской школы бороться за рабочий класс стало среди левых не то, что как-то не модно – после событий 1968 года, когда рабочие стали, вопреки марксисткой теории, поддерживать Де Голля, и помогать в разгоне студенческих демонстраций, миф, который левые придумали сами себе, о том, что поддержка рабочими левых движений есть некая данность in rerum natura, развеялся, подобно утреннего тумана под восходящим солнцем. Все эти мысли и пришли ко мне в голову, когда наблюдая предвыборные конвульсии местной КПРФ в «Фейсбуке». Забавно, что местные коммунисты, обвиняющие в коррупции центральную власть, не замечают коррупционных скандалов, связанных с их товарищами по законодательной ветви власти в Государственной Думе. У любого разумного человека, разумеется, возникнет закономерный вопрос: товарищи коммунисты, вам шашечки или ехать? Товарищи же эти, отвечая на оба утверждения в данной дихотомии утвердительно, порождают политическое шапито, не виданное, пожалуй, со времён «выноса» В. Черепкова из Горадминистрации.

Всё, очевидно, началось с того, что классический электорат КПРФ, верящий в то, во что уже давным-давно перестало верить руководство партии, потихоньку исчезает, подчиняясь естественному процессу мортализации в виду преклонного возраста и изнашивания тканей организма. Очевидно, что судьба местного отделения, что характерно, висит на волоске, а в отсутствии привлекательных идей для масс (ибо всеобщее обобществление собственности вряд ли можно назвать привлекательной идеей для нынешнего обуржуазенного населения России), местные коммунисты делают то, что умеют лучше всего ажно с 1917 года–  воруют лозунги у других общественных движений. Но если во времена Революции ленинский идеологический плагиат вполне укладывался в марксистскую парадигму (даже пускай в её адаптированном к реалиям России, ленинском варианте), то данные ужимки, ничем, как попыткой захватить крохи с барского стола российского протестного движения, не назовешь. В ход идут все средства – эпатаж, манипуляция протестом, и так далее – всё для победы коммунистической револ… в смысле, дотянуть бы хоть до планки прошлых выборов в городскую Думу!

Собственно, подготовка началась загодя – и одним из «гениальных» решений было привлечением молодежи, которая готова поиграть в политику, и повыходить на акции протеста, где можно пошуметь, сделать селфи, а затем похвастаться им перед друзьями в социальной сети, собирая «лайки». Да и что там говорить – после задержания во Фрунзенском РУВД, можно с гордостью рассказывать о том, что был в «застенках режима». В общем, впечатлений много. Совсем, впрочем, другое дело, когда выясняется, что реальная политика – это не только рвать глотки на митинге, но, в целом, весьма рутинное дело, требующее постоянной деятельности. Отдельно отметим идеологическую неразборчивость протестантов – как недавно выяснилось, штаб кандидата в Президенты РФ А. Навального во Владивостоке возглавит помощник Артёма Самсонова и депутат Думы г. Владивостока от КПРФ – Юрий Кучин! Кому как, а для меня это равнозначно новости, о том, что РНЕ возглавил представитель ЛГБТ движения, или что-то в этом духе. Но к чему напрягать мозг и сводить один факт с другим? Протест ради протеста – это политический тренд последних шести тысячелетий существования человеческой цивилизации.

После того, как тысячи пролетариев в подкатанных джинсах и в роговых очках вышли протестовать против коррупции в российском правительстве, всё и завертелось. Кто удивленно вздёрнул бровь? Всем уже давно известно, что подкатанные джинсы и вейп являются признаком настоящего пролетария, такими же, как рабочая роба или комбинезон! Другими словами, когда «рабочий» протест в очередной раз обострил классовую борьбу, политическое циркачество местной ячейки компартии стало цвести пуще прежнего. Градус адекватности снижался, следуя закону геометрической прогрессии: депутат Самсонов назвал Президента РФ «долб***» во всеуслышание, после чего как-то трусливо стал отнекиваться, дескать, не то в виду имел. Впрочем, Ю. Кучин, имеет очень схожий моральный уровень.

Впрочем, мораль, которой мы меряем поступки людей – мораль буржуазная, а значит служащая для угнетения и эксплуатации трудящихся с вейпами.

Подытоживая, можно конечно, заметить и тот факт, что весь этот политический балаган делается не только ради спасения процента, который будет получен коммунистами (или, скорее, «коммунистами») на предстоящих сентябрьских выборах в Думу Владивостока, но и для более прозаической цели – то, что сейчас называется «сливом протеста». В известном смысле общество можно уподобить кипящему котлу, в котором периодически необходимо приотворять крышку для сбрасывания избытка общественного «пара» во внешнюю среду, чем собственно, и занимаются на местах представители региональных движений и партийных отделений? Система отработана ещё давным-давно, начиная от «европейских и американских партнеров» нашего Президента, и заканчивая, собственно просторами нашей необъятной Родины (а применена эта технология была ажно в Российской Империей надворным советником С. В. Зубатовым). Суть проста – некоторые субъекты, имея связи с органами политического сыска, внедряются в протестное движение, при удачном стечении обстоятельств, возглавляют его, а затем, используя нехитрые приемы, раскалывают его и сводят на нет. Собственно, товарищ Ю. Кучин, таинственно отсутствовавший на митинге 26 марта, тому яркий пример.