18 сентября 2016 года состоялся единый день голосования. Вся Россия выбирала депутатов Государственной Думы и депутатов региональных парламентов. И  как всегда не обошлось без эксцессов и нарушений, некоторые из которых уже вошли в энциклопедию фальсификаций на ютубе. Всего, по словам главы ЦИКа Эллы Панфиловой, было зафиксировано 5,6 тысячи сообщений о происшествиях во время выборов, а также было возбуждено 32 уголовных дела по фактам нарушений в ходе кампании.

Приморский край не стал исключением в цепи нарушений и фальсификаций. Самый громкий скандал разгорелся на УИК №522, где журналисты vl.ru запечатлели на скрытую камеру откровения депутата Думы г. Владивостока Зинаиды Ким. Однако это далеко не единственный подобный случай на прошедших выборах.

Так, например, мягко говоря, странности были замечены на участке №832, который находился в Детской Школе Искусств №6 на ул. Русская, 21. Председателем комиссии здесь была некая Липатова Светлана Григорьевна. С самого утра на этом участке начались происшествия, из-за чего  туда пришлось перекинуть парочку наблюдателей. В числе тех, кто прибыл в качестве своеобразного «подкрепления», оказался и я.

oau2y2hluq0Придя на участок, я сразу увидел ряд нарушений. Во-первых, наблюдателей и прессу буквально «спрятали» за колонну закрывавшую обзор избирательного участка. Мы могли нормально видеть только кабинку для голосования, а урна оказалась на расстоянии 10 метров от нас. Стол комиссии был вовсе укрыт за колонной. Во-вторых, подъехавшего со мной члена комиссии с правом совещательного голоса поначалу наотрез отказывались регистрировать. Затем председатель устроила истерику. Мол, мы ее отвлекаем от работы! Хотя регистрация – это всего лишь пару взмахов ручкой. Только через два часа, после нескольких жалоб, пары звонков в ТИК и краевую комиссию, член комиссии с правом совещательного голоса был наконец-то зарегистрирован.

hqhtjbihm1kВ течение этих часов на участке уже выстроилась очередь избирателей. Это приехали голосовать  по открепительным удостоверениям члены общества глухонемых. Проголосовав на УИК №832, инвалиды сели в автобус и уехали на другие участки. Эту же самую группу людей через четверть часа заметили на другом участке – УИК №831.

После обеда накатило еще несколько волн избирателей. В 18:00 секретарь огласил, что на участке проголосовало 580 человек. Мы зафиксировали, что к урне подошло и проголосовало 576 человек. За последние 2 часа перед закрытием на участок пришло от силы 20–30 человек. В итоге в 8 часов вечера мы зафиксировали, что за день на участке 616 человек бросило в урну бюллетени. Итого в урне должно было быть в районе 616 бюллетеней каждого вида выборов.

А в 20:00 участок закрылся и началось шоу. Прежде всего, нам не дали ознакомиться со списком избирателей. Далее, на вопросы о количестве выданных бюллетеней “по списку” я в очередной раз услышал истерику председателя. Тут подключились заряженные наблюдатели, которые стали ее защищать.

Вывалив бюллетени из стационарного ящика, наблюдателям велели отойти от стола на 2 метра, чтобы не мешать, ну и, соответственно, не видеть, где стоит галочка в бюллетене. По закону, посчитав один вид выборов необходимо было составить основной протокол и проголосовать по нему. Однако этого не делалось: подсчет и заполнение протоколов велись параллельно. Причем в большом протоколе все время делались исправления.

135

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Теперь самое главное. Когда члены участковой избирательной комиссии считали выборы в ГД, в большой протокол внесли данные по выданным бюллетеням. Подойдя к нему, я с ужасом обнаружил, что на участке выдали и проголосовали:

- 997 бюллетеней для выборов в ЗАКС по одномандатному округу,

- 821 для выборов в ЗАКС по единому округу,

- 627 для выборов депутатов ГД по – одномандатному округу и

- 830 для выборов депутатов ГД по единому округу.

Напомню, что мы зафиксировали лишь 616 человек за весь день и, соответственно, они опустили в урну около 616 бюллетеней каждого вида. Столь серьезного просчета просто быть не могло: в 18:00 на участке официально объявили, что проголосовало 590 человек, а за два последних часа на участок пришло от силы 20–30 избирателей. Вопрос – откуда появились эти лишние 200–300 бюллетеней?!

Возмущенный этой ситуацией я сразу связался с членом краевой комиссии с правом совещательного голоса. Далее начал составлять жалобу о вбросе. Подсчет заканчивался, а бюллетени упаковывали. Немного подождав и еще раз удостоверившись, что дело нечисто, я подал жалобу. Естественно, председатель комиссии документ не приняла. Прибывший на участок член краевой комиссии, представляющий одну из оппозиционных партий, нарвался на истерику и не смог вразумить председателя. В итоге начался скандал, крик, ругань. Далее, когда мы начали фотографировать большие протоколы, то заряженные наблюдатели чуть ли не вырывали камеру и закрывали протоколы своими телами. Под конец председатель угрожала, что не даст нам копии протоколов, ссылаясь на то, что нет чистых бланков для заполнения копий. Тем не менее, угрозы остались лишь угрозами, а копии протоколов мы все-таки получили.  Так поздней ночью (или ранним утром) 19 сентября завершились выборы-2016 для меня, но не для моих коллег.

На участках 821, 830, 831, 832 повторилась подобная ситуация. Либо зафиксированная явка расходилась с количеством бюллетеней в урне, либо не давали ознакомиться с книгами, либо наблюдатели нарывались на хамство председателей УИКов. На 10-м округе дело вообще дошло до рукоприкладства и потасовки: за руку поймали тех, кто производил вброс.

Один из тех кандидатов, кто баллотируется на этом округе с 2012-го года и не понаслышке знает о фальсификациях на участках 821, 830, 831 и 832, поведал подробности:

Итак, начнем с участка №821. Он находится в Седанкинском доме-интернате для престарелых инвалидов, по адресу ул. Маковского 41, – рассказывает Максим Шинкаренко. – Понятно, что большая часть избирателей на этом участке – пожилые люди, зачастую прикованные к постелям из-за болезней. Перед каждыми выборами в интернате ведется усиленная агитационная работа. Туда пускают только агитаторов партии власти, которые централизованно с помощью персонала больницы раздают подачки избирателям. 

Из достоверного источника известно, что на выборах 2014-года, ещё до начала голосования часть бюллетеней была перепрятана в скрытый “резерв”, затем, после подсчета, заранее подготовленные цифры были внесены в протоколы, а недостающие бюллетени добавляли из “резерва”.  Думаю, эта же схема использовалась и в этом году. Недаром на  участках 830, 831 и 832 в фиксируемой явке и количестве выданных бюллетеней было замечено расхождение на 100–200 бюллетеней. 

Безусловно, мы обратились в суд Советского района, чтобы отменить результаты выборов на участках 821, 830, 831 и 832. Поначалу председатели УИК участвовали в заседании, но потом их интересы представляла Епифанова Дарья – юрисконсульт хоккейного клуба «Адмирал». Что касается победившего кандидата от Единой России Костюкова, то он не пришел ни на одно из заседаний. Также он не прислал своих представителей. Однако судья спрашивала у Епифановой – передаст ли она кандидату ту или иную информацию. Епифанова сказала, что передаст. Выходит, что она представляла и председателей комиссий, и кандидата? Как это вообще возможно? 

В итоге,  после трех заседаний суд встал на сторону ответчика. Выборы на участках 821, 830, 831 и 832 нам так и не удалось отменить.»

Напоследок хотелось бы провести анализ и сравнить результаты “партии власти” на подозрительных участках 830, 831, 832 с результатами на соседних участках. Ведь вполне логично, что люди, живущие в соседних домах и имеющие одинаковые локальные проблемы, также  имеют более-менее схожие предпочтения. Следовательно, не должно быть сильного отличия между результатами на соседствующих участках. Для лучшего восприятия выведем данные партии власти в таблицу и разделим ее на две части. Вверху разместим результаты на “подозрительных участках” и отделим их жирной чертой от остальных. Далее установим, что  если результат на “подозрительном участке” на 7–10 процентных пунктов больше чем максимум  на “соседних” участках, то его выделим красным цветом. Максимум среди соседних участков выделим жирным подчеркиванием.

shiryakov1

Итак, из поверхностного анализа видно, что больше всех от остальных участков отклоняется УИК №821 и УИК №832. УИК № 830 и № 831 показывают периодические отклонения. Теперь найдем среднее значение процентов “партии власти” для каждого участка.

shiryakov2

В итоге, видно, что максимум среди “соседних участков” 0, 41 (41%). УИК № 821 превысил максимум на 0,27 (27%); УИК №832 превысил на 0,24 (24%); УИК №831 превысил на 0,12 (12%).

Таким образом, поверхностный статистический анализ показывает, что результаты выборов на этих участках сложно назвать честными. К сожалению, несмотря на ежегодные жалобы, комиссии  УИК №821, УИК №832, УИК № 830 и № 831 никто не спешит переформировывать. Это значит, что подобные инциденты могут повториться на ближайших выборах в городскую Думу.

Помощник депутата Государственной Думы РФ, член Бюро горкома КПРФ Максим Шинкаренко, видит решение данного вопроса в общественном контроле:

«Прежде всего нужно бороться с безнаказанностью и безответственность. Эти люди идут на фальсификации потому что знают, что их будет покрывать вышестоящая инстанция. Поэтому нужно переформировать состав этих четырех комиссий на 100%. Бывшему же составу запретить занимать должности в избирательных комиссиях. Также нужно устроить проверку деятельности ТИКа  Советского района и  переформировать. Эти действия помогут сломать выстроенную локальную систему фальсификаций, но это еще не всё. 

Я убежден, что только общественный контроль, ответственность избирателей и высокая явка смогут переломить эту ситуацию, и обеспечить честное и свободное волеизъявление граждан. Общественный контроль достигается не только за счет контроля в день голосования. Необходимо полностью изменить систему формирования избирательных комиссий. Они должны формироваться не органами законодательной, исполнительной власти или муниципалитетами. Они должны формироваться непосредственно гражданами. Председатели как и состав ТИКов и УИКов должны избираться прямыми выборами жителей.»

  • Антошка

    Хорошо написано. Главное это знать кто, где и как фальсифицирует выборы! “Необходимо полностью изменить систему формирования избирательных комиссий. Они должны формироваться не органами законодательной, исполнительной власти или муниципалитетами. Они должны формироваться непосредственно гражданами. Председатели как и состав ТИКов и УИКов должны избираться прямыми выборами жителей” Вот это правильное решение обеими руками за!

  • https://www.facebook.com/app_scoped_user_id/1182701228436426/ Павел Рыжков

    Необходимо подбить списки всех работников УИК за период с 2000 года для невозможности избежания персональной ответственности.

    • 1/06/2016

      а еще лучше переформировать все ТИКи УИКи ЦИКи и т.д. Как предлагается в статье всех избрать на прямых выборах.

  • 1/06/2016

    Хорошая статья! Сам из советского района. Когда победил еровец не понял как так вышло, а теперь все ясно стало.

  • Президент

    Зашёл почитать про Зинаиду Ким, а тут крокодильи слёзы Шинкаренко. Ну проиграл мальчик и все теперь кругом виноваты. Там подкинули, здесь неправильно подсчитали. Даже Яблоко своё поражение признало, а этот ноет сидит.